Павел Сюткин (p_syutkin) wrote,
Павел Сюткин
p_syutkin

Categories:

СССР - наше светлое будущее

Пока наш паровоз вопреки истории на полных парах летит к светлому советскому прошлому, мы тоже предадимся воспоминаниям. О том, как прекрасно жилось в СССР, какие там были рестораны и чем в них кормили.

6

А помогут нам в этом два замечательных собеседника – художник Анатолий Белкин (с яркими рассказами которого я уже знакомил вас) и питерский ресторатор Леонид Гарбар. Итак, смешные и грустные картинки нашего прошлого. Серия постов будет посвящена питерским ресторанам 1960-70-х годов, нравам и порядкам той эпохи. Которая справедливо считается апофеозом социализма. Его пиком и тем самым счастливым прошлым, в которое так хочется вернуться некоторым нашим согражданам.  Итак, начнем:

*   *   *
- А помните гостиницу «Европейская» в советские времена? - задает нам с Ольгой Сюткиной риторический вопрос Анатолий Павлович. - Это сейчас хуже еды, чем там не найти. А раньше в ней был ресторан «Крыша». Крышей ресторан назывался потому, что он действительно был наверху. А в конце бара там выносили и ставили маленькие горшочки с пророщенным горошком. Как, мне рассказывали старики, в конце апреля он уже был зеленым.

От себя замечу, что судьба гостиницы «Европейская» не была очень легкой при СССР. В трудные для города времена облик отеля менялся: в послереволюционные годы здесь размещался приют для бездомных детей, в годы фашистской блокады - крупнейший госпиталь Ленинградского фронта. После войны – гостиница «Европейская» снова открыла свои двери посетителям (в основном валютным и номенклатурным). Так продолжалось до конца 80-х, когда практически не ремонтировавшийся с дореволюционных времен отель окончательно не пришел в негодность.  После реконструкции в 1989-91 годов на его месте возник  5-звездочный «Гранд Отель Европа». А что до еды, то в чем-то Анатолий Белкин прав, и сегодняшнее меню ряда его ресторанов явно оставляет возможности для совершенствования.

1

- Все крупные сделки в области искусства и антиквариата, - продолжает наш собеседник, -  обмывались там. И стареющая балерина императорских театров Гельцер приезжала в этот отель (речь идет о Екатерине Гельцер, начавшей свою танцевальную карьеру еще в 1894 в Большом театре, танцевавшей при Петипа, Дягилеве, лауреате Сталинской премии 1943 года – прим автора). В Петербурге из антиквариата было больше всего картин и мебели. Старую мебель отсюда возили буквально эшелонами. А до вокзала для лучшей сохранности ее доставляли на «дутиках». Так назывались извозчики, которые брали в три раза дороже, но не случайно. Колеса у них были на резиновых шинах и обеспечивали плавный ход и сохранность ценного имущества на колдобинах ленинградских дорог.

4
Это - обычный извозчик (не "дутик"). И мебель он перевозил тоже обычную.
Так вот, Гельцер собирала Левитана. Приезжал один из последних ее любовников – молодой человек. Имени его никто не знал. Он оставлял запись в книге посетителей «Аскольд». Его номер в гостинице так и звали – «Аскольдова могила». Он был знаменит тем, что покупал Левитана за огромные деньги, но никогда не прикасался сам к картине. Смотрел на сверток, говорил «Разверните!». – Сколько? – и не торгуясь, выплачивал деньги. Потом грузил на извозчика и увозил. А обмывалось все наверху в ресторане «Крыша».

Аскольд был воплощением величия. Наверное, только при Советах, мог возникнуть такой тип – никчемного прощелыги в одно мгновение ставшем «великим». Даже Чичиков обладал какой-то интеллигентностью и «осанистостью». Новое же время создало новый тип. Понятно, что ни одна валютная гостиница не работала тогда без контроля «кураторов» в штатском. И в «совместительстве» Аскольда, в общем, никто и не сомневался.  Но степень уверенности персонажа в своем завтрашнем дне внушала уважением даже самым тертым его контрагентам.

3
Один из ресторанов в гостинице "Европейская". Ранний СССР.
Все еще не очень обветшало, а пальмы явно помнили господ, "которые все нынче в Париже"

"Один из продавцов тех самых картин Левитана (оставим его имя истории) рассказал мне небольшую сценку из жизни. Аскольда пригласили обмыть сделку в «Крыше». Высоко держа голову и «неся себя», он вошел в зал – его ведь все знали. А были тогда еще ста-а-а-рые, выжившие после всех советских прелестей и блокады официанты – тот еще контингент, дореволюционный. Они еще видели Людей. Не только комиссаров в пыльных шлемах. Людей еще видели!" - все-таки Анатолий Павлович прекрасный рассказчик. И передать его эмоции на бумаге сложно.

- Аскольд, простите, а что вы заказали? - спросил продавец, отложив меню.

- Почки «По-моему»! – важно объявил он. Еле сдержав улыбку, собеседник осознал, что человечек реально представляет себя Строгановым или Демидовым, в честь кого назывались блюда русской кухни.

- Почки «по Вашему», - провозгласил через некоторое время пожилой официант, торжественно водружая на стол тарелку с невнятным мясным содержимым. Богато, впрочем, украшенным петрушкой и овощами. В его веселых глазах явно читалось, что и ему пришло в голову сравнение с Чичиковым. Которое оказалось не в пользу денежного клиента.

*  *  *

7
Павел Сюткин, Леонид Гарбар и Анатолий Белкин. "Воспоминания о будущем"
Памятный завтрак двух Александров – Галича и Вертинского. Как официанты «спасли» память Юрия Олеши. Как в Ленинграде можно было купить спиртное «после отбоя» - закрытия водочных магазинов. Все эти исторические миниатюры в нашем с Анатолием Белкиным и Леонидом Гарбаром исполнении читайте в следующие дни в этом блоге.
Tags: Анатолий Белкин, История советской кухни, Леонид Гарбар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 121 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →