p_syutkin

Category:

Российское мороженое атакует Америку по непредсказуемой траектории

Не одной нефтью богата наша страна. Экспорт отечественного мороженого вдруг начал бить рекорды. В чем причина любви к тому самому «не имеющему аналогов» пломбиру. Или эту привязанность невозможно описать рационально?

Мороженое, конечно, было известно в России. Впрочем, большей частью как атрибут банкетов и летних обедов в дворянских усадьбах. Советская власть совершила перелом в его популярности: оно стало действительно всенародным. Насчет свободы и братства – большой вопрос. А вот равенство, по крайней мере, в доступе к мороженому большевикам вполне удалось.

В 1930-х годах по инициативе Анастаса Микояна в стране налаживается массовое производство пломбира. Оборудование для этого было закуплено в США. Ирония истории заключается в том, что спустя 100 лет Америка стала крупнейшим импортером российского мороженого. Которое продемонстрировало поистине «непредсказуемую траекторию» продаж. Этому занимательному факту вчера посвятил свой сюжет телеканал «Дождь».

Впрочем, если о чем и говорят эти цифры, так о скромности этого экспорта. Для увеличения которого в три раза потребовалось лишь несколько тысяч тонн. Для сравнения: Франция экспортировала в 2020 году 59 тыс тонн этого десерта, Нидерланды – 38 тыс тонн, Бельгия – 16 тыс тонн. 

Отечественные же производители с начала 2021 года отгрузили за рубеж 14 тысяч тонн продукции, из которых 4,7 тысяч были направлены в США. Гендиректор «Союзмолоко» Артем Белов отмечает, что объем поставок мороженого в Соединенные Штаты увеличился на 23%. Рост показателя он объясняет активными усилиями как отечественных экспортеров, так и международных компаний, которые продвигают продукт в том числе среди русской диаспоры. То, что большую часть потребителей десерта из России составляют выходцы из бывших союзных республик, подтверждает и то, что наиболее популярными экспортными видами мороженого являются «Лакомка», пломбир и эскимо. То есть то самое советское наследие. О котором журналисты попросили рассказать уже меня.

- Наивно было бы думать, что российское мороженое (да еще «тот самый» знаменитый советский пломбир) на голову выше по вкусу мороженого зарубежного. Допускаю, что он вкуснее каких-то сортов, но в целом никаких чудес качества и вкуса среди американского ассортимента он явно не демонстрирует. Ведь советское мороженое прошло тот же путь, что и социализм. От качества и взлета до падения и деградации. 

Я вообще склонен считать, что все эти восхищения советским мороженым относятся больше к Москве, Ленинграду, городам-миллионникам. Поскольку в целом по стране ситуация с его вкусом была не столь оптимистичной. Конечно, с умилением вспоминаю, как мы с отцом угощались мороженым в «Детском мире» или в кафе на проспекте Калинина (там, где много лет спустя открылось казино «Метелица»). Но помню и томатное «чудо» в Краснодаре. А также его почти безвкусных собратьев – мороженое молочное, фруктовое и т.п.

Что же до популярности среди российской диаспоры за рубежом, то меня всегда удивлял занимательный феномен. Отчего это вся эта ностальгирующая публика уезжает за рубеж от этого самого лучшего мороженого, черного хлеба, селедочки под шубой. От чего они бегут как черт от ладана от цветущей России на этот гниющий Запад? Который ругают последними словами. И в обязательном порядке учат нас, как надо любить Путина. Хотя сами предпочитают это делать издалека. Причем Путина – это еще ладно. Немала часть российской эмиграции сегодня искренне восхищается Сталиным.

Так что к популярности российского мороженого в этой среде, я тоже относился бы с некоторой осторожностью. Поскольку любовь эта – не более, чем странная русская ностальгия. Подкрепленная, вероятно, невысокой ценой «того самого» пломбира на полках американских магазинов. И сообразительностью торговых агентов, разумно решивших: не пропадать же даром этой загадке русской души.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →