p_syutkin

Category:

Как Москва общепит восстанавливала

Сегодня советский общепит принято считать ужасным порождением социализма. Между тем он, конечно, не был одинаковым во все годы существования СССР. Были периоды, когда все эти столовые оказывались очень нужны и полезны. Да, и скажем прямо, на общем уровне питания смотрелись не так уж и плохо.

Становление общепита в 1920-е, микояновские реформы в 1930-е – достаточно изученные процессы. Гораздо сложнее с послевоенным прошлым. На фоне восстановления страны, политических реформ вся эта тема с питанием отошла на второй план. Вот только скоро стало ясно, что ситуация в этой сфере только ухудшается. 

Особенно остро это проявилось в Москве к середине 1950-х. Прошедшее после войны десятилетие позволило восстановить промышленность. Началось широкое жилищное строительство – освоение новых районов в Текстильщиках, на Соколе и др. Это еще не был хрущевский взлет панельного домостроения, но тенденция обозначилась.

И вот тут-то и выявилось, что общепит отстает, и существенно. В том же, казалось бы, старом Бауманском районе два с лишним десятка столовых явно не могли удовлетворить потребности населения громадного городского конгломерата. В этих условиях московские и союзные власти начинают новую программу развития общепита. И прежде всего строительства новых столовых. В период 1954-57 гг в столице должны были открыться 210 новых предприятий общепита. Общественному питанию должны были быть возвращены помещения крупных ресторанов, «занятых не по принадлежности». Среди них: бывший «Континенталь», где располагалось «Стереокино», «Славянским базар», «Прага», «Эрмитаж-Оливье», что на Трубной площади, «Альпийская роза», «Спорт», «Ливорно». Новые рестораны должны были появиться в «высотках» на Комсомольской площади и Дорогомиловской набережной (гостиница «Украина»). Предполагалось строительство крупных механизированных предприятий, десятков столовых, кафе, специализированных закусочных.

Тогда это было весьма актуально. К примеру, сотрудники Академии наук и ее многочисленных учреждений на Ленинском проспекте (тогда – Б.Калужской улице) вынуждены тратить по полчаса на дорогу до ближайших стoловых, т.к. вся Калужская улица была начисто лишена их. 

Проблемой стало и перепрофилирования столовых под всякие учреждения. Москва, действительно обросла всеми этими конторами после войны. Журнал «Огонек» приводит пример, когда столовая в доме № 25 по Калужской улице «и открыться-то не успела, с таким проворством она была захвачена каким-то учреждением. До сих пор там стоят холодильники в заводской упаковке». 

Лишен был столовых и такой большой жилой массив, как Текстильщики. В огромном районе Песчаных улиц только предполагается открыть столовую на 120 мест, что явно недостаточно для этого растущего района. Не было ни одной столовой на всем протяжении Можайского шоссе. 

Почти все фабрики-кухни, некогда бывшие мощными узлами общественного питания, оказались заняты посторонними учреждениями. В Октябрьской фабрике-кухне - клуб, в Краснопресненском - родильный дом, в фабриках-кухнях на Ленинградском и Можайском шоссе - институты, на Сосинской улице в фабрике-кухне расположилась Торговая школа. А ведь одна только фабрика-кухня «Спорт» не Ленинградском шоссе отпускала в день 50 тысяч обедов! 

Не все эти планы сбылись. Скажем идея отпуска обедов на дом как-то не пошла. Собственно, этот формат существовал в Москве еще с 1930-х годов, но в самом зачаточном виде. Например, огромный комбинат общественного питания Ждановского района, изготовляющий ежедневно тысячи обедов, отпускал в середине 50-х на дом... 60-70 обедов. Столько же примерно и большая столовая N 28 не Петровских линиях. Несколько больше - две лефортовские столовые. Причин как всегда было много: и помещения не приспособлены, и времени это отнимает много, и судков нет. Поэтому принятый план развития общественного питания предусматривал не только оборудование специальных помещений, но и выдачу под залог судков и даже консультацию специалистов по варке полуфабрикатов. Предполагалось открыть 25 предприятий с тем, чтобы каждое отпускало до 300 обедов в день. 

И наконец, еще один важный момент – профессия повара и официанта. Ее значимость необходимо было поднимать. Уже в 1954 году приказом министра торговли СССР 128 поварам присвоены звания мастера-повара за приготовление пищи высокого качества, введена новая стимулирующая система оплаты. Между прочим, тогда это вызвало у людей большой творческий подъем. 

- Раньше что? - говорил корреспонденту «Огонька» официант столовой. - Раньше нас только ругали. А теперь мы чувствуем о себе заботу. На нас обращают внимание. Нас не только ругают, но и поощряют. «Портрет Галины Гуторовой висит на стене Ждановского комбината общественного питания. Она лучшая официантка этого огромного предприятия. Галина далека от дореволюционного стиля обслуживания, соединявшего в себе раболепие и наглость. Иначе и не может быть: она - комсомолка. И встречает посетителей столовой так, как гостеприимная хозяйка у себя дома: приветливо, заботливо, в то же время, не теряя достоинства». 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded