Categories:

Букет Крыма: мадера из груши

Я, конечно, понимаю, что и сегодня, и пару сотен лет назад вино у нас – это такой фантом. То есть, выходя с таможни, оно еще «мерло», «мадера» или «рислинг». А вот уже на полках магазинов к этим названиям нужно относиться внимательнее. Поскольку отечественная смекалка всегда любила маскировать свое творчество заграничными словами.

Привычка эта давняя. И разводить русскую публику на ее любви к иностранному было принято всегда. Вот, к примеру, попавшаяся мне недавно на глаза прекрасная сцена из комедии украинского и русского драматурга Григория Квитка-Основьяненко (1778-1843) под названием «Дворянские выборы». 

«- Ай да мадера» Честь и слава украинской груше! - Подправил испорченное вино и пойдет хорошо, на зло моим товарищам. Ну, не расстался бы, кабы не такая пора!

- Вино доброе, - замечает собеседник. – Кажись сушеною грушею отзывается?

- Гм, грушею! То-то и достоинство! Слышите ли, букет!

- Да, отличная мадера! – Откуда вы ее получаете?

- Прямо из Крыма, у меня там закуплены сады. Какова купорка, пробка! И за всем тем дешево отдаю».

Экспонаты XVI Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде (1896)
Экспонаты XVI Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде (1896)

Так что упоминание Крыма даже в середине XIX века вызывало у русской публики не только восхищенные вздохи «Ах, Ай-Даниль!», но и устойчивую ассоциацию со всякой разбодяженной спиртом сладкой водичкой. Как, собственно, и сегодня. «В России за 10 лет меняется все, за 200 лет — ничего», - замечал с грустью еще Петр Аркадьевич Столыпин.

Так что отечественным любителям вина остается разве что раздумывать над извечной дилеммой. Григорий Квитка замечательно сформулировал ее:

«Знаете, я все думал – и выдумал, что надо начать с водки, потом порядочно закусить, а там уже пить вино. Батинька когда живы были, так этак делали. А когда умерли, так уже и нет».


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded