Павел Сюткин (p_syutkin) wrote,
Павел Сюткин
p_syutkin

Category:

И пусть никто не уйдет обиженным

Началась вся эта история вот уже больше 20 лет назад. До сих пор муж говорит, что я его «прикормила». Сама понимаю, в 1992 году сковорода с запеченными  в духовке кусочками свинины под соусом была серьезным аргументом при выборе супруги. Надеюсь, что не единственным…
01

- Слушай, мясо приготовить может любой хоть немного разбирающийся в готовке человек, - сказал мне Павел однажды, - А вот сделать суп, от которого за уши не оттянуть, это уже искусство, такое не каждому дано....

Журнал «Гастроном» в вышедшем сегодня номере опубликовал интервью Ольги Сюткиной. О жизни, книгах и о том, чем мы с ней занимаемся – читайте в этом «домашнем» материале о нашей семейной жизни.

1

Кулинарная наследственность

Теперь-то я понимаю все лукавство той фразы мужа, которую тогда приняла за чистую монету. К хорошей еде он привык с детства. Мама Павла - Галина Махмудовна, - была удивительной женщиной, умевшей в любые, порой очень непростые времена, показывать настоящий класс кулинарии. А бабушка по отцовской линии  Богуслава Ивановна – дочь чешского дирижера Яна Кордина, во время I Мировой ставшего капельмейстером русского военного оркестра, - и вовсе покоряла всех своими драниками и кнедликами.
        Моя бабушка, как мне казалось, готовила  лучше всех. А впрочем, почему казалось? Именно она и привила хороший вкус к еде.  Самые вкусные голубцы, щи с хоперскими карасями, пышки на сметане и свином жире  - незабываемый вкус детства. И  по весне обязательный кулечек с первой самой ароматной клубникой.
Уже много лет спустя мы с мужем с  удивлением обнаружили, что судьбы наших семей в прошлом пересекались неоднократно. Брат русской бабушки Павла служил в 1930-е настоятелем храма  городе Балашове Саратовской области, откуда я родом. В 1939 году храм был разрушен, а настоятель Михаил Поляков репрессирован и сослан.  Моя прабабушка и прадедушка долгие годы в начале века  проработали в Самарканде, откуда родом восточная «ветвь» семейства Сюткиных (Ташходжаевых). Может быть, тогда и зародилась наша давняя семейная любовь к азиатской, южно-русской кухне.

2


Начало пути

И все-таки наша настоящая кулинарная «биография» началась лет пять назад, когда мы решили подготовить свою первую книгу. Именно «подготовить», а не издать. Поскольку предназначалась она первоначально лишь для друзей. «Кухня моей любви» - это название родилось само собой. Уже гораздо позже поняли, что из этих записок и любительских фотографий рождается работа, вполне пригодная для широкой публики. А год назад нас даже убедили переиздать ее. Но под новым названием. Говорят, книжные магазины иногда путали, и ставили эту книгу на полку с любовными романами. В общем, стала она называться «Кухня семейного счастья», что не в меньшей степени соответствовало ее настроению и предназначению.

Старинные книги с пожелтевшими страницами и обтрепанными обложками и являются, пожалуй, нашей главной семейной ценностью. Мы сознательно не делаем для них новые красивые переплеты. Ведь они у нас каждый день в работе. А вы пробовали откопировать книгу с прошитым «блоком» - она просто не раскроется полностью, чтобы положить ее на стекло сканера. Каждый из этих кулинарных раритетов стоит на полке с десятками закладок. Разноцветные стикеры на 150-летних изданиях, - что может быть лучшей иллюстрацией темы «история и современность»?

Нас часто спрашивают: «А вы готовите только русскую кухню для себя?». – Нет ничего смешнее, слышать это. Я люблю готовить вкусную еду, а уж какой она будет -  русской, украинской, итальянской или французской для меня не важно. Многие годы мы ездили в Австрию – по работе, отдыхать, кататься на лыжах. Эта австрийско-баварская кухня стала для нас почти родной. Суп-гуляш, штрудель, торт «Захер» - частые гости на нашем столе. Несколько лет назад открыли для себя итальянскую «глубинку» - Тоскану, Лигурию, Ломбардию. И были покорены ею. С прошлогоднего кулинарного путешествия по Провансу в шкафу у меня стоит трюфельное масло, а на крючке висит фартук  из ресторана Поля Бокюза в Лионе. Так что, не надо сужать наш кулинарный кругозор.


1-


Тайны русской кухни

Но главное, о чем мы пишем и говорим сегодня, – это русская кухня. Причем в широком понимании – кулинария всех народов, входивших в состав России, СССР. То, как все эти национальные блюда и традиции переплетались и создавали нашу общую гастрономическую практику. Как она развивалась, то достигая высот поварского искусства, то впадая вместе с обществом в кризис и дефицит.

- В любой науке самое интересное находится на стыке разных дисциплин, - говорит мой муж Павел Сюткин. Защитив еще при СССР кандидатскую диссертацию по истории, он, похоже, просто «не наигрался» до сих пор. И посвященный бизнесу длительный перерыв в ученых занятиях имел простое следствие – наличие теперь времени и возможности заняться любимым делом. – Вот и мы нашли для себя любопытную нишу – кулинария, как явление культуры, как часть жизни народа. Ведь главное, что мы исследуем – не что ели, а почему.

А если подходить к поварскому делу именно так, то становится понятным наш интерес к продуктам, посуде, всяким старинным кухонным «гаджетам». Уже долгое время в блоге у Павла каждую субботу выкладывается очередная «кулинарная загадка» - старинный скан или фотография какого-нибудь приспособления, инструмента, о предназначении которого сегодня все уже и забыли. Вот, например, недавно купленная в питерской комиссионке стеклянная баночка с надписью «Наркомпищепром СССР» и эмблемой Ленинградского мясного комбината им.С.М.Кирова. Что же могло храниться в ней в 1930-е годы? Оказалось – мясной порошок, использовавшийся тогда, как нынешние бульонные кубики.


Бульонный порошок


Непридуманные истории

Тяга к предметам прошлого имеет для нас и вполне прикладной, а не теоретический характер. Ведь для иллюстрации последней книги «Непридуманная история советской кухни» десятки друзей принесли нам свои кулинарные раритеты. Мясорубку «Урал» и вилку с Гагариным, тарелки «Мосресторантреста» и металлические креманки из бывшего ленинградского «Метрополя». Все это пошло в дело. Только снимать исключительно на старых тарелках было немного скучновато. Вот почему пришлось совмещать наши советские блюда с новой, современной посудой. Оставляя в кадре лишь небольшие приметы прошлого. В результате каждая картинка стала небольшой загадкой, где каждый может найти что-то знакомое ему по своему детству».

Между тем, то, что мы делаем – это не какое-то далекое и абстрактное прошлое. Мы не случайно написали эту фразу в одной из последних книг: «История – это не то, что было давным-давно. История – это то, что произошло только вот-вот. Это люди, которые жили чуть раньше нас. Кажется, прислушайся, и ты услышишь стук их сердец, скрип пера. Протяни руки – и вот они». Именно рассказы о людях, лицах нашей кулинарии очень важны для нас.

- Возможно, мы одними из первых начали говорить о тех личностях, которые и создавали нашу гастрономию – подтверждает Павел Сюткин, - Их множество, -  Сергей Друковцев и Василий Левшин, Герасим Степанов и Игнатий Радецкий, Екатерина Авдеева и Пелагея Александрова-Игнатьева, - все они стали героями наших книг. А сколько забытых имен мы постарались вернуть читателям!  Что касается советской кухни, то здесь вообще огромное «поле» для воспоминаний и размышлений. Именно слова ветеранов нашего общепита и были положены в качестве документальных материалов в основу наших книг об этом периоде. Знали бы вы, с какой благодарностью они рассказывали нам о своей жизни. Ведь, что греха таить, не часто в последние 10-20 лет они слышали слова признательности.


Простой рецепт счастья

Наверное, в этом и заключается простое человеческое счастье. Быть нужной своим близким, быть любимой, и отдавать себя родным и друзьям. Нет в жизни ничего проще и ничего прекраснее. «Дом, семья, друзья, путешествия – как немного нужно для счастья. Но разве этого мало?», - спрашиваем мы себя.

Пока я писала свою первую книжку, муж начал подсмеиваться надо мной. «Ты, наверное, и во сне готовишь», - не раз говорил он. Признаюсь честно – да. Готовлю, вижу во сне  красивые и вкусные блюда, угощаю друзей и просыпаюсь счастливой.  А что же еще можно добавить к тому, что все мы читали в детстве: «Счастье для всех. И пусть никто не уйдет обиженным!»

Кекс+рецепт
Tags: История русской кухни, Ольга и Павел Сюткины, журнал Гастроном
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments