p_syutkin

Categories:

Праздник непослушания

У студента нет денег на благородное шампанское. Дешевая водка и мутное пиво - вот напитки Татьянина дня в Москве в начале XX века.

Именно этот праздник так ярко описывает Петр Константинович Иванов (1875-1956). Сам окончив 1901 году историко-филологический факультет Московского университета, он уже в 1903 году издал книгу «Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы». Почитаем и мы ее:

Веселье безумное, беспредельное—девиз Татьянина дня. Этот день —праздник безудержного, своевольного духа, сбросившего повседневную оболочку. Забыть обычную жизнь мелких забот и убийственного напряжения. Забыться. Отуманить голову. Набросить покрывало на все, что мешает... Опьянить себя и веселиться, веселиться, веселиться... Жизнь вдруг теряет здравый смысл, переворачивается вверх дном. Глубокий безумный круговорот подхватывает весь университете, всех студентов. И все кружится, кружится в каком-то фантастическом полубреду, в бешеной вакханалии...

Этот день всеобщего безумия бываете раз в году. Он необходим, как необходимо пережитие всякого настроения: иначе жизнь не была бы полна... Это сверх-праздник.

День начинается торжественно—актом в университет. Большая зала. Темная зелень тропических растений. Ряды стульев. Кафедра. Отсутствие яркого света. Важные лица, звезды, ленты через плечо, мундиры, корректные фраки, профессорская корпорация в полном составе. За колоннами синие воротники студенческих сюртуков. Чинно, строго, невозмутимо... Академическая речь. Речь размеренная, тягучая, без увлечения. Студенты начинают перешептываться. Раздача медалей. Туш. Зала подает признаки жизни. Народный гимн. Несмелые крики ура...

Поднимается рев. Невообразимый шум. Своевольный дух вступает в свои права. Опьянение начинается.

— «Gaudeamus» играют раз, два, три...

Далее действие переносится в трактиры, в пивные, в рестораны средней руки. Теперь все сводится к одному: подготовить почву для праздника своевольного духа. Нет денег, чтобы опьянить себя благородным шампанским. Пьяная водка и мутное пиво-  напитка Татьянина дня.

К 6-ти часам вечера толпы студентов с песнями направляются к Эрмитажу... Замирает обычная жизнь улиц, и Москва обращается в царство студентов. Только одни синие фуражки видны повсюду. Быстрыми, волнующимися потоками студенты стремятся к Эрмитажу — к центру. Идут группами, в одиночку, толпами, посредине улицы. Встречные смешиваются, группы примыкают к толпе. Толпа растет, расширяется. Впереди ее пляшут два студента, и между ними женщина машет платочком. Все трое выделывают отчаянные па. Сзади толпа распевает хаотическую песню.

Но вот Эрмитаж. До 5 часов здесь сравнительно спокойно. Говорят тихо, обедают. К пяти часам Эрмитаж теряет свою обычную физиономию. Из залы выносятся растения, все что есть дорогого, ценного, все, что только можно вынести. Фарфоровая посуда заменяется глиняной. Число студентов растет с каждой минутой. Сначала швейцары дают номерки от платья. Потом вешалок не хватает. В роскошную залу вваливается толпа в калошах, фуражках, в пальто. Исчезает вино и закуска. Появляется водка и пиво. Поднимается невообразимая кутерьма, все уже пьяны. Кто не пьян, хочет показать, что оп пьян. Все безумствуют, опьяняют себя этим безумствованием. Распахиваются сюртуки, расстегиваются тужурки. Появляются субъекты в цветных рубахах. Воцаряется беспредельная свобода. Студенты составляют отдельные группы. В одном углу малороссы поют национальную песню. В другом —грузины пляшут лезгинку

Внезапно все умолкает. И затем сотни голосов подхватывают» любимую песню:

Да здравствует Татьяна, Татьяна, Татьяна.

Вся наша братья пьяна, вся пьяна, вся пьяна...

В 9 часов Эрмитаж пустеет. Лихачи, ваньки, толпы студентов пешком — все летит, стремительно несется к Тверской заставе — в Яр и Стрельну, где разыгрывается последний акт этой безумной феерии. Там в этот день не поют хоры, не пускают обычную публику, закрывают буфет и за стойкой наливают только пиво и водку прямо из бочонков.

В Яру темп настроения повышается. Картина принимает фантастическую окраску. Бешенство овладевает всеми. Стон, гул, гром, нечеловеческие крики. Каждый хочет превзойти другого в безумии. Один едет на плечах товарища к стойке, выпивает рюмку водки и отъезжает в сторону. Другие лезут на декоративные растения. Третьи взбираются по столбам аквариума вверх. Кто-то купается в аквариуме.

Опьянение достигло кульминационной точки...

Вдруг раздаются бешенные звуки мазурки. Играет духовой оркестр. Музыканты дуют изо всех сил в инструменты, колотят молотками в литавры... Здание дрожит от вихря звуков. И все, кто есть в зале, бросаются танцевать мазурку. Несутся навстречу друг к другу в невообразимом бешенстве...

И это продолжается до 3—4 часов ночи. Потом студенты едут и идут в город. Иногда устраиваются факельный шествия со свечами до Тверской заставы. И опять песни. Оргия песен...

Потом постепенно все стихает, испаряется, исчезает в предрассветном тумане. Зарождается тусклый день. Унылый день мелочных заботь и житейской повседневности...


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded