Golden Entry

Categories:

Русская печь как фантомная боль

РЕН ТВ, похоже, оставило неизгладимый след в мозгу современных авторов, пишущих о русской кухне. Главная колея в нем – всемирно-историческая роль русской печи – основы мировой кулинарии. 

Заканчиваю очередную главу для книги, которая выходит весной. Речь идет о стереотипах и заблуждениях, связанных с русской кухней. Одно из них – это непреходящая роль русской печи в русской кухне. Еще в нашей предыдущей книге «Непридуманная история русских продуктов» мы с Ольгой Сюткиной вполне аргументированно доказали всю условность этого тезиса.

Если говорить конкретно, то для понимания роли русской печи важны ответы на главные вопросы:

1. Когда собственно русская печь приобрела ту самую конструкцию, которая позволяет говорить об ее индивидуальности и уникальности? - По-видимому, лишь к XV-XVI векам.

2. Русская печь никогда не была у наших предков единственным кулинарным приспособлением. Изучение блюд Древней Руси показывает, что наряду с «печными» технологиями их приготовления, не менее распространенными были и другие поварские приемы.

3. О том, что печь была далеко не единственным и, возможно, не главным «кулинарным» приспособлением на Руси говорит и перечень найденных или упоминаемых в источниках предметов поварской утвари.

4. Действительно уникальным и присущим именно России сооружением печь становится примерно с XVI-XVII веков – Домострой и т.п. Именно отсюда и следует исчислять время ее существования в русской кухне.

5. Золотой век русской печи заканчивается уже к середине XIX столетия. Итак, всего лишь около 300 лет. Это не мало, но и не много для русской кухни, более или менее исследованный период жизни которой охватывает 1000 лет.

Вот, кстати, на последнем тезисе нужно остановиться подробнее. С конца XIX века русская печь – это весьма спорный реликт предыдущей эпохи. Чтобы понять это давайте зададим себе простой вопрос: а как собственно развивается национальная кухня в этот период? Здесь есть, о чем поговорить.

Феномен национальной кухни многими исследователями сегодня относится к эпохе «нового времени» - буржуазному этапу развития европейских стран. Это весьма разумно с точки зрения того, что кухня – это часть культуры народа, нации. Которая именно в этот исторический период и обретает свое резкое развитие. Пример французской кухни очевиден. О ее прошлом периода Людовика Святого или Филиппа IV сегодня вряд ли кто вспомнит. А вот расцвет французской кулинарии XVIII очевиден. Тоже самое можно сказать и про кухню австрийскую, прусскую, шведскую и т.п.

Что же у нас? Да, примерно то же самое. К концу XVIII века параллельно существуют две кухонные традиции: крестьянско-патриархальная и современная тому времени кухня обеспеченного городского общества. Стоит ли говорить, что последняя питается самыми передовыми идеями мировой кулинарии, перенося их на русскую почву. И одновременно развивает старинные вкусы и блюда в сторону большего соответствия новым условиям жизни.

Можно сто раз повторять про какие-то выдуманные скрепы. «Самодержавие, православие, народность» и прочие пережитки профессиональной любви к власти. Двести лет назад, как и сегодня, у нормального человека все это вызывало понимающую улыбку. Утверждения о том, что именно стол беднейшего русского крестьянства и создавал русскую кухню – из этой серии. Кухня самых неимущих, системно находящихся в нищете слоев населения по определению не может ничего создать. Вернее, скажем так. Используемые в ней дедовские кулинарные приемы и блюда рождались за столетия до этого. И практически не менялись за эти столетия. Это средство выживания, а не развития.

Басни о ломящемся от пирогов, блинов, поросят и гусей столе русского крестьянина не убеждают историков. Это, повторю, к сюжетам РЕН ТВ, поповского канала СПАС и т.п. 

Вот почему, когда мы говорим о национальной кухне, надо четко определить для себя одну вещь. В приложении к России – мы о кухне «Домостроя»? Точно также в приложении к Великобритании – мы о кухне друидов, норманнов и Столетней войне? – Наверное, нет. Но тогда и давайте говорить о том, как складывалась эта национальная кухня. О том, кто создал ее сегодняшний вид. А это именно городское обеспеченное население XVIII-XIX века – дворяне, интеллигенция, купцы, врачи, профессора, офицеры, юристы… В общем, вся та публика, которая, с одной стороны, любила поесть. А с другой, могла себе позволить выбирать и экспериментировать. 

И, уверяю вас, о русской печи эта публика задумывалась меньше всего. Кстати, не она одна. Задайте себе вопрос: а почему это уже с конца XVIII все чаще и в городских домах, и в загородных усадьбах и в обеспеченных хозяйствах традиционная русская печь заменяется «голландкой»? Которая гораздо ближе к нынешней плите. Это что масоны и русофобы ее продвигали? Или это тот самый русский народ понял, что ему удобнее и проще для жизни? Мы же с вами не ряженые страдальцы за «Россию, которую мы потеряли» вроде Максимки Сырникова и Ко. И вполне можем сделать самостоятельные выводы на своем собственном опыте без унылого православно-патриотического начетничества. 

Собственно, наши предки отчетливо осознавали всю условность русской печи в конце XIX века. Вот, к примеру, отрывки из книги «Домашний стол, или как варить, печь и жарить вкусно и дешево» (М., 1894):

«Обыкновенно русская печь, обладая некоторыми удобствами, имеет очень много недостатков. Защитники русской печи говорят, что она экономичнее плиты, потому что служит и для нагревания помещения, требует самой простой глиняной посуды. Что многие чисто русские кушанья выходят в русской печи вкуснее. Что печь в ней удобнее. Наконец, что квас и черный хлеб с одной плитой не приготовишь.  

Совершенно верно, что при небольших средствах русская печь выгоднее плиты. Но в печке можно только хорошо печь и парить, а не варить и жарить. Все соуса и большинство кушаньев в печке почти невозможно приготовить сколько-нибудь сносно. Кроме того, в печке нельзя действовать так свободно, как на плите, и потому кушанья здесь все чаще перекипают и пригорают. Для того, чтобы орудовать ухватом и ничего не пролить или не перепортить, требуется немало проворности и сноровки».   

А так-то да, щи да каша из русской печи замечательны. Так же, наверное, как и плечо косули на костре с дровами из можжевельника было чрезвычайно вкусным. Всего каких-то триста лет назад.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →