p_syutkin

Categories:

Сердце русского кардона

«Гранада, Гранада моя» - эти слова могли звучать не только в сердцах бойцов Гражданской войны или комсомольцев-добровольцев 1938-го. Испания всегда была отчего-то близка русскому человеку. И «кардон д’Эспань» нежно вспоминает даже наш «кулинарный» поэт XVIII века Владимир Филимонов в своей поэме «Обед».

Что же это за таинственный кардон такой? Едем разбираться в «болотовский огород» в Тульскую область! 

Андрей Тимофеевич Болотов (1738-1833) – родоначальник русской ботаники. Дом Болотова в поместье «Дворяниново» был восстановлен в 1988 году. Подлинный сгорел в 1931-м по простой советской причине. Располагавшаяся здесь артель по производству счетов «протоговалась» и чтобы избежать ненужных вопросов подпалила здание. 

Андрей Тимофеевич Болотов (1738-1833)
Андрей Тимофеевич Болотов (1738-1833)

Так что позже вся обстановка воссоздавалась по рисункам Андрея Тимофеевича. В результате получился вариант застройки дома 1769 года. К концу жизни Болотова дом был уже совершенно иным: к нему было пристроено два флигеля, бельведер, картинная галерея. Были здесь и оранжереи, где хозяин усадьбы выращивал ананасы, виноград и грецкие орехи. 

Болотов – удивительный пример настойчивости и трудолюбия. Каждый день он вставал ни свет, ни заря – летом полчетвертого, зимой полшестого. И садился писать, рисовать, исследовать. Он дожил до 95 лет и многое успел. Если сложить все написанное им в книги среднего формата, то получится 350 томов.  

Дом и парк усадьбы – настоящий памятник жизни его хозяина. Построенный на склоне годы дом был окружен садом с террасами. На четырех нижних (из семи) он посадил яблоки. Когда те весной расцветали, издали казалось, что на склоне горы лежит снег. 

В журнале «Экономический магазин» в 1770 году Болотов впервые в России публикует статью про картофель. Он познакомился с этой культурой в Пруссии – во время Семилетней войны, во время которой служил переводчиком в Кенигсберге. Несколько клубней картофеля он привез с собой в «Дворяниново», посадил на огороде. 

Скоро здесь стали выпекать пироги с картошкой и даже делали «картофельное масло». Когда крестьянки сбивали сливочное масло, Андрей Тимофеевич приказывал им добавлять туда картофельное пюре (пополам). И этим «картофельным маслом» он кормил свою челядь, приучая их к новому вкусу. 

Кстати, попробовали бы они возразить. Болотов был заядлым и убежденным крепостником. За что и пострадал уже при советской власти. Поскольку из-за этого своего помещичьего провенанса лишился титула первого русского ботаника. Это вам не всячески пропагандируемый при Советах Михайло Ломоновов, пришедший в лаптях в первопрестольную. А самый что ни на есть царский приспешник.

Занимаясь наукой о яблоках – помологией, - Андрей Тимофеевич описал и зарисовал 661 сорт яблок и груш. Плоды были изображены им в цвете и в натуральную величину. Всю жизнь он считал себя счастливым человеком, - жил в гармонии с природой и людьми. 

Сегодня лучшая память о Болотове – это его огород. Бережно восстановленный работниками музея, он содержит множество растений еще с болотовской поры. Посмотрите на эту красоту. А настоящей его жемчужиной являются кардоны, которые еще называют испанским артишоком. 

На самом деле, кардон – это старший брат артишока, то же семейство. И вся привязанность человека к артишокам начиналась с кардонов. 

Удивительно, но артишоки в России – достаточно давнее увлечение. Их выращивали не только в усадьбах в качестве барского развлечения. Но даже на полях в промышленных масштабах. В XVIII веке даже добились выращивания его в качестве многолетней культуры. 

Вопрос был в том, чтобы организовать для растения зимнее укрытие. Фактически каждому кусту строили отдельный маленький деревянный, потом фанерный «домик». Забрасывали его листвой, первым снегом. Но так, чтобы растение могло дышать. Либо в качестве альтернативы, куст кардона или артишока выкапывали, клали в корзину и отправляли в подвал. В течение зимы за ним присматривали, чтобы не пересох, не перепрел, поливали. А весной снова высаживали в землю. 

Львов Ефим Львович. Полное опытное русское огородничество. СПб., 1855.
Львов Ефим Львович. Полное опытное русское огородничество. СПб., 1855.

При уборке урожая кардона тоже все непросто. Тут нужно поймать тонкий момент. Зрелые побеги растения будут жесткими. Но и недозрелые тоже не очень вкусны. Вот поэтому делается такой фокус. 

За несколько дней до уборки основание ствола кардона оборачивается бумагой или тканью. Происходит «выбеливание» побегов: без солнца они белеют и сохраняют молодой нежный вкус.

Труды Императорскаго вольнаго экономическаго общества. Т.III. СПб., 1862.
Труды Императорскаго вольнаго экономическаго общества. Т.III. СПб., 1862.

Обратите внимание из всего кардона в пищу идут вот эти черешки. На вид они немного похожи на побеги сельдерея. Впрочем, если сельдерей почистил и радуешься, то кардон надо немедленно бросить в подкисленную (например, лимоном) воду. Иначе он тут же потемнеет. 

Но в кардоне есть еще одна тайная радость. «Сердце кардона» - вот этот фрагмент стебля у самой земли. В нем - самый аромат, сходный с артишоком.

Что же готовили из кардона? - Салаты, запеканки, супы. А для этого побеги надо было отварить.

 Делали это двумя способами. Первый – вода, ложка соли на кастрюлю и лимонный сок. Либо другой вариант - «в белой воде»– в смеси воды и молока.

Драгомирова С. В помощь хозяйкам. СПб., 1909
Драгомирова С. В помощь хозяйкам. СПб., 1909

Вот и мы с помощью управляющей Болотовским огородом Натальи Иванкевич занялись готовкой. 

Побеги отвариваются, выкладываются в противень. Сердце кардона можно нарезать монетками сверху. Затем все заливается соусом из молока, крахмала и сыра и отправляется в духовку. 

За пару минут до готовности посыпать тертым сыром и довести в духовке.

Как вам такое погружение в забытое прошлое?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →