Categories:

Сады Вавилова

Традиционные сорта кукурузы в Мексике были «загрязнены» пыльцой новых ГМО сортов. А где найти старые? Как Эфиопия вернет свою старинную пшеницу? Где французские крестьяне снова обретут утраченные сорта овощей и фруктов? Ответ один - в Институте Вавилова в Санкт-Петербурге. 

Удивительно, но помимо академических достоинств работы Н.Вавилова имели и очень практический смысл. Сегодня собранная им коллекция, возможно, спасет человечество от голода, угроза которого растет из-за изменения климата. Впрочем, традиционно интерес к трудам русского академика проявляется больше за границей. 

Французские этноботаники в партнерстве с Всероссийским институтом генетических ресурсов растений имени Н.И. Вавилова (ВИР) открыли в окрестностях Лиона научно-испытательную станцию. Среди ее целей — восстановление утраченных во Франции, но сохранившихся в петербургской коллекции сортов овощей и фруктов. На основе обретенных семян ученые собираются селекционировать новые сорта растений, приспособленные к условиям глобального потепления. На вопросы корреспондента RFI Гелии Делеринс ответили директор испытательной станции, этноботаник Стефан Кроза и заместитель главы Лионского региона, ответственный за вопросы сельского хозяйства Брюно Шарль. 

RFI: Почему в поиске исчезнувших французских сортов вы обратились именно в Институт Вавилова? В мире есть и другие семенные банки, в том числе и превышающие вавиловскую коллекцию по количеству элементов хранения. 

Стефан Кроза (CRBA — Центр прикладных ботанических ресурсов): Институт Вавилова — самый старинный и четвертый по масштабу семенной банк в мире. В американском банке, действительно, содержится более миллиона сортов, за США идут Китай и Индия, а в Петербурге «только» 300 тысяч видов. Но зато 80% хранящихся в Петербурге генетических ресурсов имеются только там — больше этих сортов нигде нет. Институт и сам Вавилов первыми стали проводить регулярный сбор и изучать разнообразие генетического материала. Хотя коллекция всего четвертая в мире по размеру, но ресурсы других коллекций собирались гораздо позднее — в лучшем случае, с 1960-х годов, а скорее всего с 1980-х. Так что коллекция Института Вавилова уникальна. 

Вавиловская биостанция под Лионом восстанавливает утраченные во Франции, но сохранившихся в Институте Вавилова сорта овощей и фруктов
Вавиловская биостанция под Лионом восстанавливает утраченные во Франции, но сохранившихся в Институте Вавилова сорта овощей и фруктов

И самое главное — большинство сортов были собраны до Второй мировой войны, то есть, до индустриализации сельского хозяйства и до использования химических средств. Сегодня мы знаем, что находимся в тупике, сельское хозяйство требует преобразований. Существует несколько решений, и одним из них, самым важным, является использование биологического разнообразия. В наше время новые сорта обычно выводят в лабораториях, которые затем рассылают по всему миру семена, подходящие к любым видам почв и климатических условий. Ведь мы применяем химию, так что условия могут быть любыми. А раньше человек отбирал виды растений, приспособленные к конкретной почве и конкретному климату.  Мы должны к этому вернуться. Если мы хотим отказаться от химии, нужно искать сорта, которые приспосабливаются к конкретным условиям самостоятельно. 

— Как вы узнали о том, что в Петербурге есть нужные вам, местные, французские сорта растений? 

— В Лионе в XIX —начала ХХ века были созданы несколько десятков тысяч сортов овощей, фруктов и цветов. Это наше культурное, биологическое и генетическое достояние, и мы стали их разыскивать по всему свету. 

Основателем французской этноботаники является Жорж Одрикур (1911 — 1996). Еще при жизни самого Николая Вавилова Одрикура отправили в командировку в Россию, им удалось встретиться. Он работал там целый год, а по возвращении основал французскую этноботанику. Изучение его работ и привело меня к Институту Вавилова (Жорж Одрикур перевел на французский язык основополагающие труды Николая Вавилова. Его книга по этноботанике «Человек и культурные растения» вышла в 1943 году, когда Николай Вавилов погибал в Саратовской тюрьме от дистрофии.  — RFI). 

Французские ученые в Институте им. Вавилова в Петербурге
Французские ученые в Институте им. Вавилова в Петербурге

Я считаю, что этот институт — настоящая житница мирового сельского хозяйства. Мексика потеряла свои сорта кукурузы, потому что крупный американский производитель семян (не буду называть его, но вы понимаете, о какой компании идет речь) распространил свои генномодифицированные сорта. Если сегодня мексиканцы захотят заново высадить традиционные сорта, они не могут этого сделать. Потому что традиционные сорта были «загрязнены» пыльцой и генами этих новых сортов. А где найти старые? Только в Институте Вавилова. Где Эфиопия может найти свою старинную пшеницу? Тоже в Институте Вавилова. Там же мы находим и наши лионские сорта — в Институте Вавилова в Петербурге. 

— Как научная стация будет развиваться дальше? 

— Наша цель — выращивать растения без химии, наблюдать, как они адаптируются к этим условиям. А также выращивать растения с улучшенными питательными и вкусовыми качествами. После войны, а главное, в 1980-е годы, во время так называемой зеленой революции, сельскохозяйственный выбор был сделан в пользу рентабельности. При этом качество было полностью забыто. 

В 1950-е годы в Канаде были сделаны анализы на витамин С одного из сортов яблок, кстати, французского. Если мы сравним с тем же сортом сегодня, то чтобы получить столько же витамина С, нужно съесть сто яблок. Что делать? В сто раз увеличить посевные площади? Есть в сто раз больше яблок? 

И еще — мы хотим выбирать сорта для дальнейшего производства вместе с фермерами, потребителями и нашими депутатами. То есть, не только по агрономическим показателям, но и по вкусовым. В наше время лаборатории сами решают, что именно будет выращиваться, какие новые сорта они будут выводить. Никакой консультации с фермерами и потребителями не проводится. А в течение веков это была совместная работа.  Нам кажется, что это очень важно, мы хотим к этому вернуться. 

Во время посещения Института им. Вавилова
Во время посещения Института им. Вавилова

— Брюно Шарль, теперь вопрос к вам. Вы являетесь выборным лицом вашего города. Почему именно Лион открыл первую вавиловскую станцию за пределами России? 

Брюно Шарль (заместитель главы Лионcкого региона по вопросам сельского хозяйства и устойчивого развития): Как сказал Стефан, в конце XIX и начале XX века Лион был одним из самых крупных в мире центров создания сортов растений — овощей, фруктов и цветов. Местные жители еще помнят, что две трети всех роз, которые существуют на планете, были выведены в Лионе. Здесь сошлись три климатические зоны, что довольно уникальный случай — на юге у нас средиземноморский климат, на западе — океанический, а на востоке — континентальный, горно-альпийский. Поэтому наша область отличалась большим разнообразием видов, что, в свою очередь, стало причиной качества, разнообразия и высокой репутации лионской гастрономии. Как известно, Лион считают гастрономической столицей Франции. 

Так что, интерес не случаен. Мы создали «вавиловские сады» — полностью состоящие из привезенных из России растений, а теперь мы переходим к следующей стадии работы. Наша научно-испытательную база —первая вавиловская станция за пределами России. 

— Что, по вашему мнению, важно для жителей в таком необычном проекте? 

— Чем глубже будет сельскохозяйственный кризис (а ни для кого не секрет, что сельскохозяйственные почвы деградируют все быстрее и что потепление климата все сильнее влияет на условия произрастания растений), тем важнее будут коллекции института Вавилова не только для Лиона, но и для Франции и многих других стран. Когда я рассказываю про работу, которую мы проводим не только по поиску исчезнувших сортов, но и по выведению сортов, приспособленных к новым климатическим условиям, я вижу, какой интерес проявляют другие города, как загораются глаза у моих собеседников. Думаю, что это далеко не последнее партнерство с институтом Вавилова. 

Нам также было важно найти семена, которые не защищены патентами международных корпораций. В ближайшие десятилетия мы будем жить в условиях серьезного агрономического кризиса, и безопасность нашего питания под угрозой. Интересно, что в наше время мы снова встречаемся с проблемой, которая волновала когда-то самого Вавилова. Именно для борьбы с голодом он и собирал свою коллекцию. И вот спустя 80 лет работа Николая Вавилова и его последователей встречается с политическими проблемами, важными для здоровья современного человека. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded