Category:

Вербная каша из развесистой клюквы

А вот вам и праздничная кулинарная загадка. Только сдается мне, ответ нас не порадует.

Сегодня, в вербное воскресенье, тысячи людей полезут в интернет, чтобы узнать, что можно приготовить на праздник. Стол, конечно, не слишком роскошный получается – все-таки пост. И одно из первых, с чем встретятся любопытствующие, – это вербная каша. На десятках сайтов будет написано, что «в старину в вербное воскресенье в обязательном порядке верующими варилась "вербная каша", куда вместе с крупой добавлялись вербные почки». Вот как на этом православном портале

При этом, обратите внимание. Никаких подробностей этого кушанья нигде вы не встретите. Вот «вербная каша» и все. Идут все эти упоминания, по всей видимости из Владимира Даля, процитированного потом в Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: «в этот день едят вербную кашу, сваренную с едва распустившимися почками ивы, цветом ее или сережками».

Комично, но если вам вдруг захочется набрать в поисковике «рецепт вербной каши» выпадет следующее:

Этот рецепт перепечатывается от одной площадки к другой, так что автора уже не найти. Народное творчество. Вы, конечно, обратили внимание, — свиной шпик как нельзя лучше подходит к великому посту. Разве нет? Но откуда тогда название «вербная». Верба-то и цветет всегда в это «постное» время… Загадка.

Чует мое сердце, что вся эта вербная каша – она не из вербы, а из клюквы делалась. Развесистой такой. Поскольку очень уж напоминает все этот обычный фейк из истории русской кухни. Вроде пожарских котлет от князя Пожарского.

И может быть, ответом на нашу загадку будет цитата из известного этнографа XIX века Александра Власьевича Терещенко:

«Вербная неделя по большим городам составляет ныне не один церковный обряд освящения верб во храме, но некоторым образом гулянье. На улицах и площадях расставляют для продажи распустившиеся вербы и первые весенние цветы. Из живущих в небольших городах и деревнях каждый ломает для себя вербу с особыми приметами и ест распустившийся цвет, который называется кашею, почитая ее здоровою. Вкус вербной каши сладкий, но надобно, чтобы она была самая молодая». 

То есть не каша в прямом смысле слова, а «кашка» как у одноименного цветка:

Кашка или Galium verum (клевер ползучий, луговой, кашка белая, кукушкин хлеб и т.п.)
Кашка или Galium verum (клевер ползучий, луговой, кашка белая, кукушкин хлеб и т.п.)

А что до Владимира Даля, так не в первый раз неправильное упоминание слов в его работе ведет к ошибочным выводам. 

Помнится, несколько лет назад один «титан» русской кухни носился как с писаной торбой с неким арзамасским рыбным пирогом. Вычитав у Даля фразу: «Пирог арзамасский, с рыбой астраханской». Владимир Иванович-то шутником был, и просто пословицу привел. Которая в вольном переводе с языка мелких торговцев означала лишь «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Но это ж сообразить надо было. «Горе луковое» — отреагировали тогда на эту выдумку российский СМИ.

А вы что-нибудь слышали про эту «вербную кашу»?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded