Categories:

Ну, за скрепы!

Водка в России – такая же скрепа, как православие и самодержавие. Еще, кстати, не известно, какая крепче будет. Впрочем, они настолько поддерживают друг друга, что явно не мыслят отдельного существования.

Но времена меняются. И вместе с ними эти скрепы. Первой жертвой реформ стало наше историческое питье, превратившееся в сегодняшнюю водку – смесь спирта с водой. Затем не удержалось самодержавие, мутировав в сторону «дорогого» Леонида Ильича с предшественниками, а потом и вовсе выродившись до мышей, ой то есть до «величайшего геополитика современности». Православие на очереди…

Но мы сейчас все-таки про главную скрепу – про водку. Прекрасные иллюстрации водочного производства нашел я в старых журналах. Посмотрим на них.   

Развитие торговли и промышленности во второй половине XIX века, как и отмена крепостного права, имели простой результат: напитки унифицировались и делались пригодными для массового рынка. Именно вторая половина столетия отмечена быстрым ростом «водочных домов» - производителей водки «Вдова М.А. Попова», «А.В. Долгов», «Торговый дом Петра Смирнова», «Бекман и Ко» и др. Кстати, именно тогда наблюдается и изменение значения слова «водка». Если до этого водкой в быту именовались ароматизированные напитки (настойки, наливки, ликеры) на основе хлебного вина, то к концу XIX века все чаще водкой именуется все крепкие напитки, причем, как отечественные, так и зарубежные. 

В казенной винной лавке
В казенной винной лавке

В принципе это был вполне нормальный процесс, если бы не историческая случайность. Технология ректификации постепенно проникает в Россию из Западной Европы. И новое изобретение сталкивается с желанием российских властей срочно пополнить казну. С подачи министра финансов С.Ю.Витте с 1894 года в стране постепенно (по губерниям) вводится винная монополия – тотальный контроль над продажей спиртных напитков (включая их цены, количество и качество). И в этой ситуации себестоимость сырья стала принципиальной для властей. Чем она ниже, тем больший акциз можно было бы ввести. А что может быть дешевле технического спирта, получаемого в результате только недавно пришедшей к нам технологии ректификации? Да еще производимого на крупных казенных заводах?

1895 год стал годом рождения сегодняшней водки – примитивной смеси ректификованного спирта с водой. Именно тогда был принят стандарт, устанавливающий состав нового продукта: смесь ректификованного 95 %-ного спирта с водой, пропущенная через угольные фильтры. Для облегчения фискальных подсчетов крепость для него была установлена 40 % (а не 38,5%, как в полугаре). 

В результате этого шага был поставлен гигантский эксперимент в масштабах всей страны. Произошел насильственный отказ ставшего за столетия традиционным и привычным напитка – дистиллята, хлебного вина. А в оборот введен совершенно нехарактерный для бытовой практики продукт ректификации, лишенный вкусовых и ароматических ощущений. Стоит ли говорить, что вся создававшаяся столетиями русская кухня была приспособлена именно к хлебному вину? И вдруг оказалась в совершенно другой вкусовой гамме. 

Впрочем, сожалеть об этом ценители старого напитка вынуждены были недолго. С началом Первой мировой войны был введен сухой закон, продержавшийся и при большевистской власти до 1923 – 1924 года.

В общем, забрал я, товарищи, все эти иллюстрации для своей книжки. Там уж разгуляемся. В том числе и по православию с самодержавием.

P.S. А Булдакова жалко, светлая память...


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded