Почему мы до сих пор едим в СССР?

Интересно получается. Советское двоемыслие, оказывается, никуда не делось. И сегодня мы думаем одно, а говорим другое. К примеру, о русской кухне. 

Спроси любого человека на улице: что такое русская кухня? И непременно получишь стандартный ответ – блины, щи, каши, пироги. Вроде бы и правильно. Но что же тогда ест сегодня этот наш соотечественник? А вот совершенно другое – сосиски, суп-пюре, котлеты и макароны по-флотски.

Загляните в соцсети на блоги ресторанов и поваров русской кухни. Это просто непрекращающиеся вздохи и ахи по поводу кулебяк, тельных поросят и щей с гречневиками. А как посмотришь, сколько живут эти рестораны, - так большинство год-два максимум. И разоряются из-за отсутствия клиентов.

Что же такое происходит в нашем отношении к родной отечественной кухне, что она как была при смерти, так и остается в этом состоянии уже много лет? А ничего особенного. Обычное советское двоемыслие. Впрочем, говоря «советское», я, пожалуй, погорячилась. Ведь гордо произносить вслух одно, а поступать по-другому, было всегда характерно для нас. В любые века, при любых режимах.

Может быть, сосиски с капустой - настоящая русская кухня?

Нет мы сейчас не о беззаветной любви к царю и церкви со стороны русского народа, ярко проявившемся в 1917 году. Не о моральном облике строителя коммунизма, так популярном среди нашей молодежи в 1980-х. Не о всемерной 146-процентной поддержке власти, проявившейся в том, как народ одобрял урезание пенсий в 2018 году. Мы всего лишь о кухне.

А с нашей русской кухней происходят удивительные процессы. Начались они задолго до СССР, но и советская власть внесла в них немало. Для начала следует сказать, что любая европейская кухня рано или поздно переживала свою кулинарную революцию. Связанную с отказом от простых средневековых вкусов – жирных, насыщенных и сытных. И переходом к кухне нового времени – яркой, изящной, легкой. И если, к примеру, во Франции этот процесс произошел раньше – еще в XVII веке, то Россия здесь явно припозднилась. Первые поварские эксперименты, связанные с отходом от домостроевской кулинарии у нас, - это 1820-30-е годы. Да-да, именно тогда становятся известными пожарские котлеты, гурьевская каша, винегрет с селедкой и другие примеры «новой русской кухни».

Котлеты, пусть даже пожарские, давно стали частью русской кухни

Но в отличие от Франции Россия – страна огромная, консервативная, с мощной инерцией общественного мнения. Его не повернешь на 180 градусов за 20-30 лет. И изменение кухонных предпочтений растянулось у нас на целый век. А там и Октябрьская революция подоспела – отречемся от старого мира. Дворянскую кухню «отряхнули с наших ног», как прах культуры прежней России. 

Вот и остались у нас блины, каши и пироги в качестве исторического наследия, свидетельства невероятной мудрости простого народа. Его патриотизма, верности идеалам коллективизма, равенства и т.д. и т.п. Этот подход к русской кухне вполне себе сохранился и сейчас. Только нынешние адепты кулебяки именуют ее уже символом духовности, соборности и прочей православности. В общем такие же большевики, только в профиль.

Новая русская кухня от шеф-повара Антона Сальникова может быть совсем неожиданной (фото Катерина Семашко)

Между тем, тот самый русский народ, к которому апеллируют и те, и другие, никто не спрашивал. И не случайно. Потому что его мнение как-то совсем не вписывается в эти вымученные концепции. Было бы иначе, на каждом углу у нас были бы чайные и пирожковые, трактиры со щами и харчевни со сладкой репой. А вот поди ж ты, у каждой остановки и станции метро нас встречает шаурма, пицца и бигмак.

В чем же дело? А объяснение этому простое. Люди хотят есть не идеологически правильную, а просто вкусную и доступную еду. Им по большому счету все равно, насколько она духовная и историческая. Ни один молодой человек не пригласит девушку в ресторан на свиные щи с кислой капустой или мазюню с редькой. Пока они не превратятся в нечто соответствующее сегодняшнему времени и вкусам. 

Шеф-повар Рашид Рахманов удивляет оригинальным подходом к блюдам (фото Катерина Семашко)

Удивительно, но здесь наблюдается трогательное совпадение подходов российской и зарубежной публики. Кто-то скажет: как же, посетители наших выставок за рубежом с интересом пробуют наши пирожки с гречкой и гороховый кисель. Да, пробуют. Да, поднимают большие пальцы вверх. Ровно также, как после порции шашлыка из крокодила из Африки или жареных кузнечиков из Таиланда. Что же не порадоваться за этих странных чужеземцев, которые готовы есть самую удивительную пищу?

Практический же интерес как иностранцев, так и наших граждан вызывает кухня, сочетающая старинные вкусы с новым пониманием здоровой и современной пищи. Именно потому в лидерах популярности рестораны Владимира Мухина и братьев Березуцких, подающих переосмысленную русскую кухню для современных людей. Именно поэтому, скажем, значительным интересом пользуются Российские гастрономические недели за рубежом. 

Одна из них, только что завершившаяся в Греции, собрала огромную аудиторию, массу материалов в местных СМИ. А все потому, что ее организатор - Международный эногастрономический центр - при содействии Федерации рестораторов и отельеров России, Национальной ассоциации кулинаров привезли туда новое поколение наших поваров. Сергей Евдокимова из Пскова, Андрей Матюха из Краснодара, Рашид Рахманов из Перми, Антон Сальников из Москвы и другие мастера показали, что наша гастрономия может быть не застывшим слепком с домостроевских времен, а развивающимся и современным явлением. 

Рашид Рахманов за работой (фото Катерина Семашко)

Молодежь, как всегда, впереди. И это правильно. Ведь, кому как не ей, определять вкусы и привычки нового времени. Где не нужно будет говорить одно, а думать другое.  

***

Это сегодняшняя колонка Ольги Сюткиной в «Экспресс-газете». Прочитать все ее материалы можно на сайте издания.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →