Как служители культа свадьбу не поделили

Рынок магических услуг в России всегда был довольно конкурентным. Это в столицах без попа нигде не обходилось. А чуть подальше – так служителям культа приходилось биться за клиента с соперниками. И это хорошо. Поскольку и людей развлекало, и цену сбивало. В общем, конкуренция всегда на пользу потребителю.

Свадьба на Руси – во все века место для всякого волшебства. И то сказать, люди на всю жизнь сходятся. Чего уж тут не сделаешь, чтобы повезло. Сегодня вон свадебные кортежи едут в церковь, затем к памятнику Ленина, да еще черного кота стараются объехать по дороге. А раньше, так и вообще колдунов приглашали. Как, к примеру, на этой свадьбе, которую описывает этнограф Всеволод Мефодиевич Янович в своей книге «Пермяки. Этнографический очерк» (СПб., 1903). Заглянем и мы на это торжество:

В день свадьбы жених еще до сбора гостей садится за стол, и там ожидает их приезда. Среди приглашенных обязательно находится вежливец – местный колдун, без которого ни одна свадьба не обходится. При совершении брачного обряда вежливец играет даже большую роль, чем священник. Без его указания, или хотя бы позволения, ничего никому нельзя сделать: ни встать, ни сесть, ни выпить, ни закусить. Он следит за ходом всей свадьбы, от него зависит все счастье молодых. 

Как только «поезжане» (гости) уселись зимой в сани, а летом верхов, вежливец обходит всех их, треплет по шее каждую лошадь, дует ей в уши, а о сани задевает ногой. Случись что-нибудь неладное в поездке – оглобля вывернется, вывалится кто-нибудь на ухабе – это уже означает нерадивость вежливца. Поленился, значит, хорошо заговорить и поэтому обязан тотчас возобновить свой заговор.

Присутствие колдуна хотя и необходимо, но все же он чересчур стесняет гостей. Для посторонних – так и вовсе наказание. Кому, например, охота заслонить дорогу такому чудищу? Волей-неволей приходится пермяку, зачастую с тяжелым возом, сворачивать в снежные сугробы. Да и нельзя иначе – чуть что осердится и что-нибудь живо испортит. 

Хотя каждый вежливец и силен, но все же между собой они не равны силою. Есть получше-покрепче, есть и похуже-послабже. Раз в свадьбе принял руководительство лучший – сильнейший вежливец из данной местности, - поезжане чувствуют себя героями: их никто не испортит. Даже встречные свадьбы должны будут не только дать им дорогу, но и первыми поклониться.

Пока вежливец не пьян, он хоть и гость, но довольно опасный: все боятся его и слушаются каждого его слова. Зато, когда колдун напьется до бесчувствия, с ним заводят не только ссоры, но и драки. Случается, что после хорошей потасовки и сам колдун отлеживается в постели не одну неделю. 

Бьют вежливца только безобразно пьяного, так как в это время до самого вытрезвления, он теряет силу колдуна. Грамотные пермяки потешается над пьяными колдунами иначе. Они читают над кусочком воска воскресную молитву и прилепляют этот воск к платью колдуна. Умный колдун, раз он еще не потерял сознания, заметив эту проделку, падает на землю и начинает ползать по ней. Он залезает под лавки, иной раз валится как бы в изнеможении. Разумеется, всем этим он доставляет немалое удовольствие окружающим, но в тоже время доказывает и то, что воскресная молитва ему не по нутру. 

Если же колдун ничего не заметил, то это уже как дважды-два доказывает, что он напился и нечистая сила от него отступилась. Как-то такой старый колдун завел с новоявленным (которым выступил гость-шутник) спор и стал доказывать свою силу. 

- Куда, – говорит молодой, - тебе со мною тягаться не только в силе, а и в питье: я тебя за пояс заткну. Ты и стакана водки не выпьешь, коли я его закляну. А уж если выпьешь, то до свадьбы тебе не высидеть.

- Не только один, а два стакана выпью, - кричал вежливец.

Поспорили. Взяли по стакану, разошлись по разным углам и стали творить над водкой какие-то заклятия. Потом подошли к столу. Новый колдун взял от старого стакан заговоренного вина и одним махом выпил его, а затем подал ему свой стакан. Взял его вежливец и хотя крепко поморщился, все-таки весь выпил. Гости так и впились глазами в спорящих. Смотрят – что за притча: мутить стало старого вежливца, а молодой ничего, пьет себе как ни в чем не бывало. Бледнеет старик и в конце концов до того дошел, что хозяева пригласили его удалиться. Потому что рядом с ним нельзя было сидеть, а сам он все еще не хотел сдаваться. Оказалось, что вместо стакана водки шутник поднес колдуну целый стакан касторового масла. Вежливец потерял всякий престиж, а следовательно, и заработок. Он оказался в глазах других шарлатаном, и многие после этого дивились как они могли ошибаться. А иные прямо так и говорили: мы уже давно замечали, что он вовсе не колдун, а обманщик.

***

Старинная байка тем ценна, что и сегодня применима. Чем, спросите вы? Ну, например, ответственностью за магическую деятельность. Вон колдуна и побить могли, если кто-то после его заговора «на удачу» взял, да наоборот, и с лошади свалился. А у нас космическая ракета после освящения в океан падает, а попу как с гуся вода. Типа – «божья воля».

Да и сама практика поединка между работниками ритуальных услуг очень, на мой взгляд, правильна. Вот не бодались бы РПЦ с УПЦ, а выставили бы своих патриархов друг против друга с посохами. У кого колдунство святость сильнее пусть и докажет на деле. Это не верующих друг на друга натравливать, да бабушек под шумок обирать. Тут все сразу ясно будет.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded