Сельтерской, милостивый государь?

Немецкая минеральная вода отчего-то стала очень значимой для русской истории. И хотя настоящая сельтерская – из источника Сельтерс (сегодня Нидерзельтерс) недалеко от Франкфурта-на-Майне, в России так именовали любую немецкую воду в бутылках. Не говоря уже о том, что под именем «сельтерской» в трактирах продавали просто подсоленную колодезную водичку.

Первые письменные рекомендации о применении лечебных вод в Германии датированы 1584 годом. И достаточно быстро местные воды превратились в «экспортный товар». В июле 2014 года польские морские археологи обнаружили в Данцигской бухте (Гданьском заливе) бутылку сельтерской минеральной воды, возраст которой оценивается в 200 лет. Сегодня она помещена в Центральный морской музей в Гданьске. 

Керамическая бутылка была изготовлена для разлива воды на знаменитом гессенском источнике в округе Лимбург-Вайльбург между 1806 и 1830 годами. Она очень хорошо сохранилась. Как подчеркивают специалисты музея, есть все основания предполагать, что находка закупорена оригинальной пробкой.

Вообще, широкую известность водные курорты на здешних целебных источниках получили в XVIII-XIX веках. Курортный зал (Kurhaus) в Бад-Эмсе построили в 1715 году. До этого поселение состояло из нескольких невзрачных домишек, а отдыхающих летом размещали в палатках. Примерно в это же время начинается история успеха Бад-Киссингена, Бад-Швальбаха, Висбадена и особо любимого русскими Баден-Бадена.

Тогда их гостями были императоры, короли, князья и другие знатные особы, а также поэты, писатели и художники - не только из немецких государств, но и других стран Европы, не говоря уже просто о богатых и состоятельных людях, которые могли позволить себе такого рода отдых и лечение. Например, на немецком курорте Бад-Эмс установлен памятник российскому царю Александру II. Среди гостей других таких курортов были Гёте, Шиллер, Достоевский, Тургенев и многие другие известные личности.

Большинство посетителей гессенского водного курорта Бад-Наухайм перед началом Первой мировой войны составляли гости из России. В основном они принимали специальные ванны, облегчавшие симптомы сердечных недугов, а также пили воды из нескольких местных источников - строго в соответствии с предписаниями курортных врачей. Среди знаменитых российских гостей были художник Исаак Левитан и поэт Александр Блок, сопровождавший свою мать. Среди немецких - Отто фон Бисмарк, который лечился здесь еще до назначения на должность германского канцлера. Если бы он не поправился, дальнейшая карьера этого немецкого политика могла бы пойти иначе или вообще завершиться. Во всяком случае, так шутят во время экскурсий.

Бад-Наухайм. Почтовая открытка 1910 года

В 1910 году несколько недель на этом курорте находилась на лечении российская императрица Александра Федоровна, вместе с которой сюда приехала вся семья - царь Николай Второй, дочери и престолонаследник. Жили они все по соседству в замке немецких родственников Александры Федоровны во Фридберге. В православном храме Бад-Наухайма до сих пор находится подарок царской четы - церковный светильник, изготовленный в России.  

Но, конечно, символ русской Германии – Бадан-Баден. Тут и знаменитое казино, в котором в пух проигрывался молодой Лев Толстой и уже узнавший писательскую славу Достоевский. Здесь совершали обязательный вечерний променад Ростопчины, Меншиковы, Голицыны, Демидовы, Трубецкие, Барклай де Толли, великий князь и будущий император Александр Первый (он женился на баденской принцессе Луизе, сделавшей Баден-Баден популярным в России). Василий Жуковский работал здесь над переводом "Одиссеи" Гомера, Гоголь заканчивал "Тараса Бульбу".

Много лет прожил в Баден-Бадене и даже построил здесь себе особняк Иван Сергеевич Тургенев, увековечивший "русский Баден-Баден" в романе "Дым". Он весьма нелицеприятно описал отдыхавшую здесь русскую аристократию. Его раздражали праздность и интриганство, непременное желание "показать себя" и притворные болезни. А Гоголя, кстати, это почти восхищало. Он писал из Баден-Бадена матери: "Здесь нет никого, кто был бы серьезно болен. Все приезжают сюда, чтобы развлечься... Магазины, курзал, театр, - все находится в саду".

Бюст Тургенева на Лихтентальской аллее

Этот "сад" и есть Лихтентальская аллея, на которой в XIX веке посадили более трехсот видов деревьев и кустарников: липы, платаны, дубы, серебристый клен, гинкго, магнолии, каштаны... С одной стороны аллею окаймляет речка Оос, несущая уютную прохладу, с другой стороны находятся парк и небольшая дорога. В парке стоит, среди прочих, и бюст Тургенева. Выглядит Иван Сергеевич довольно хмуро. Это не случайно: писатель смотрит в ту сторону, где когда-то стоял его дом, который снесли, чтобы построить на его месте фешенебельные апартаменты Brenners. Да и вообще он приехал в Баден-Баден ради Полины Виардо, поселившейся здесь, а любовь не очень получилась.

При всей курортной расслабленности Лихтентальской аллеи ее криминальной истории могло бы хватить на увлекательную, хотя и небольшую книгу. 14 июля 1861 года здесь было совершено покушение на прусского короля, будущего кайзера Германской империи Вильгельма. В короля стрелял из двуствольного пистолета студент Оскар Беккер, родившийся и выросший в Одессе, где его отец, выходец из Саксонии, был директором лицея. 22-летний Оскар Беккер считал себя патриотом Германии, а короля – слишком нерешительным правителем, тормозящим процесс объединения страны.

Покушение на прусского короля. Старинная гравюра

Кайзер Вильгельм, приезжавший в Баден-Баден "на воды" в течение тридцати лет, предпочитал прогуливаться по аллее без сопровождающих. Правда, в этот день с ним был прусский посланник граф Флеминг. Беккер обогнал их, вежливо поздоровался и разрядил в Вильгельма пистолет. Одна пуля прошла мимо и вонзилась в ствол дерева, вторая чуть задела шею монарха. Молодого человека скрутили прохожие, его позже судили и приговорили к двадцати годам тюрьмы. Но спустя пять лет король его помиловал. Беккер уехал в Америку, потом вернулся в Европу, где вскоре скончался. А "раненное" дерево обнесли решеткой, и оно стало одной из достопримечательностей Лихтентальской аллеи. До наших дней, правда, не дожило: слишком ретивые монархисты то и дело перелезали через решетку и сдирали с него кору – "на память".

Спустя 22 года после покушения на Вильгельма в Баден-Бадене скончался, причем при весьма подозрительных обстоятельствах, выдающийся государственный деятель, канцлер Российской империи Александр Михайлович Горчаков. На старости лет светлейший князь влюбился. Он открыто жил со своей пассией и даже якобы хотел на ней жениться. Взрослые сыновья Горчакова приехали в Баден-Баден отговаривать отца. После того, как они попили чайку в расположенном в начале Лихтентальской аллеи отеле "Европейский двор", Горчаков скончался. Подозревали, что сыновья, беспокоившиеся за честь семейства и за наследство, отравили папу. Провели судебно-медицинскую экспертизу, но с опозданием: доказать что-то уже было невозможно.

По сравнению с этим невинной шуткой выглядит лихачество князя Владимира Меншикова – участника Крымской войны, генерал-адъютанта и потомка легендарного сподвижника Петра Первого. Каждое утро он мчался по Лихтентальской аллее в своей коляске, запряженной тройкой гнедых, пугая мирных курортников и фланирующих дам. Как-то Меншикова остановил полицейский и потребовал заплатить штраф за превышение скорости и нарушение общественного спокойствия. "Сколько?" – спросил Меншиков. "Двадцать марок" - ответил ему полицейский. Князь достал из кармана горсть золотых рублей и отдал их ошеломленному полицейскому: "Это на будущее".

Будущего, увы, не получилось. И поездки русских «на воды» после 1917 года стали редки. А название «сельтерская» практически забылось почти на век. Но, ведь, история на этом не кончается?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded