Саратовские пряники - картинки истории

Пряники – настоящий памятник нашей кулинарной культуры. Мы убеждены, что именно они по праву могут войти в список нематериального наследия ЮНЕСКО от России. Вот только знаем мы о ним до обидного мало.

Случай познакомил меня с пряниками из Саратовской губернии. В принципе, свои пряники существовали в XVIII-XIX веках в каждом российском регионе. И везде они имели свои неповторимые особенности.

Иллюстрированный каталог Саратовского областного музея краеведения знакомит нас с удивительным наследием прошлого - пряничными досками этой исторической области России.

В составе памятников русской народной культуры пряничные доски представляют весьма оригинальную категорию предметов. В этом самобытном жанре народного декоративно-прикладного искусства проявилось не только мастерство резчиков по дереву, но и поэтическое сознание русского народа. Пряничная доска, или форма с контррельефом накладывалась на тесто, и с ее помощью получался отпечаток. Такой способ нанесения узора-оттиска и определил название пряников - «печатные». Резные деревянные формы для оттиска узора на пряник применялись уже в глубокой древности. 

При раскопках Великого Новгорода археологами было найдено несколько пряничных досок XII и ХIII столетий небольшого размера (от 7,5 х б, 8 см до 19 х 19 см), украшенных углубленными изображениями расчерченных ромбов, растительным орнаментом и крестами. С тыльной стороны, для удобства в работе, эти доски имели ручки.

С давних времен хлеб занимал ведущее место в ритуальных действиях у многих народов. Так, в основе народного земледельческого календаря многих славянских народов лежит почитание зерна, колосьев, хлебных кушаний, печеного теста. Видимо, пряности, добавленные в ритуальный хлеб, превратили его в «пряник», который синкретически вобрал в себя мировоззрение и традиционно-бытовую обрядность народа.

У В.И. Даля находим: «Пряник, лакомство хлебное на меду, на патоке, с разными пряностями», «коврижка, битый пряник с узорами». Очевидно, слова «коврижка» и «пряник» были синонимами. Не случайно на пряничных досках встречаются надписи: «коврижка медовая», «коврижка вяземская». Черты старинных обрядов и образы, связанные с хлебом, ковригой, пряником, проявлялись у славянских народов на протяжении веков в поминальных, свадебных, новогодних и других ритуалах. С течением времени пряник менял не только свое качественное содержание, но и свое художественное оформление, переходя от обрядово-ритуальной символики к бытовому жанру. 

Так, обетные заклания животных сменила выпечка их фигур в тесте. древние обряды-заклинания становятся игровой поэзией, теряют свои символический смысл, и пряничные фигуры частично утрачивают орнаменты. Ко времени своего расцвета, в XVII-XVIII вв., пряник уже не входит в ритуальный обряд, становится лакомством, сохраняя некоторые обрядовые функции. 

Назначением пряника определялась его форма, размеры и мотивы украшения. Самыми нарядными, богато разукрашенными были свадебные и подарочные пряники, выпекаемые к особо торжественным случаям. По случаю рождения Петра 1 «...для соблюдения обычая» был устроен пир в Грановитой палате, где «...самое видное место занимали и служили украшением огромные коврижки. Большая коврижка изображала Герб Московского государства». 

Особенно оригинальными были пряники поминальные и так называемые «лечебные». Делались они больших размеров и украшались оттисками с религиозными мотивами. Целебные свойства приписывались пряникам, на которых прочитывались семь заглавных букв М. Г. Р. У. С. I. В. , которые означали инициалы семи архангелов: Михаила, Гавриила, Рафаила, Уриила, Селафаила, Иегудеила, Варахиила. Этот «целебный» пряник готовился по секрету от больного, а затем давался ему по частям. Надписями украшались и подарочные пряники. Встречаются, например, такие надписи на досках: «знак дружбы», «знак любви», «кого люблю, того дарю» . На детских пряниках чаще всего изображались петухи, кони, рыбки. 

Пряники с прорисовкой отдельных букв служили своеобразной азбукой. Редко какой крестьянин или мастеровой не покупал своему ребенку на ярмарке или на базаре пряничный гостинец. Наконец, пряники служили предметом игры или спора во время ярмарок. По свидетельству члена Саратовской ученой архивной комиссии (СУАк) П.Н.Боева: Игра в пряники существовала в Саратове преимущественно в базарные и праздничные дни и заключалась в том, чтобы взять в руку известным образом пряник, разломить его одним ударом на три части». Ловкие и сильные игроки за время ярмарки выигрывали по 15-20 пудов пряников. Известно, что на протяжении веков без пряников не обходились такие значимые события в жизни городского и сельского населения, как свадьбы, похороны, ярмарки, праздничные трапезы, торжественные события и детские игры.

Чьей же принадлежностью является пряник: города или деревни? Однозначного ответа тут быть не может, так как пряник широко бытовал среди различных слоев населения. С городом его связывало развитие производства (в источниках упоминаются среди жителей городских слобод, где селились в XVI в. ремесленники, и пряничники), возможность использовать дорогие, привозные из дальних стран пряности, быстрый сбыт ввиду развития торговли, ярмарок, гуляний. 

В то же время большинство мастеров-резчиков были выходцами из деревни, где издавна готовили обрядовое тесто. Поэтому пряник во многом связан как с городом, так и с деревней. Производство пряников и пряничных досок было широко распространено в России на протяжении XVII-ХIХ вв. По мнению исследователей, в ряде городов России сложились центры пряничного производства: в Твери, Туле, Вязьме, Нижнем Новгороде, Городце, Архангельске. 

Саратов не принадлежал к центрам пряничного производства и художественного ремесла в Поволжье, какими были, например, Городец и Нижний Новгород. Первоначально пряники в Саратовской губернии впекали в домашних условиях, позднее - в специальных заведениях. В Саратовской летописи за 1714 год, составленной членами СУАК, упоминается саратовский купец Петр Федорович Калашников, который «имеет торги в мясном ряду и в доме харчевенной и пряничной промысел...». 

В середине Х1Х века домашним способом готовили пряники в семье саратовского священника Гавриила Ивановича Чернышевского. Екатерина Николаевна Пыпина, родственница Чернышевского, в воспоминаниях пишет: «Нас, детей, Гаврила Иванович постоянно кормил сладостями: коврижкой, величиной в лист бумаги, и пряниками из манной крупы». 

Судя по опубликованным исследованиям кустарных промыслов Саратовской губернии Экономическим отделением Саратовской губернской земской управы в конце ХIХ —начале ХХ в., пряничная производство как промысел выделяется лишь в Хвалынске, уездном городе Саратовской губернии, где предприниматели Корнилов и Ледков держали кондитерское производство мучных конфет и пряников. И те, и другие изделия «приготовляются самого худшего качества для потребностей беднейшего населения. Пряники изготавливались из муки и патоки, и только в лучший сорт мятные пряники —добавляли некоторое количество сахара. Готовые изделия продавались на местном базаре местным потребителям или скупщикам, сбывающим изделия на базарах и ярмарках». 

Пряники, в большинстве своем, в Саратовской губернии изготавливались подобно хлебу, квасу и браге — хозяйственным домашним способом. Доски для печатания, по-видимому, бытовали в домоводствах старых многолюдных семей. Коллекция пряничных досок Саратовского областного музея краеведения невелика, в нее входит 25 предметов. Собиралась она в основном в 1910-1930-х гг. ХХ века членами СУАК и их последователями.

До 1919 года в Саратовской губернии систематических этнографических исследований в виде специальных экспедиций или отдельных поездок не проводилось. Среди учреждений, которые обращали внимание на изучение этнографии, была СУАК, основанная в декабре 1886 года. По мнению П.Д. Степанова (1899-1974), известного этнографа, сотрудника СОМК и Саратовского университета, «архивная комиссия не слишком широко занималась этнографическим изучением, увлекаясь больше собиранием фольклора». Не случайно хранитель исторического музея архивной комиссии Богдан Викторович 3айковский (1878-1934) опубликовал программную статью «Собирайте русскую бытовую старину», в которой убеждал в необходимости пополнять музей «предметами более позднего времени, характеризующими домашний обиход коренного населения Саратовского края». 

Со свойственной ему страстностью 3айковский писал: «Присмотритесь, наконец, к деревенским игрушкам, к лакомствам, выносимым на базары: вы увидите ясную картину борьбы двух культур; вы поймете назревшую необходимость сохранить, пока не поздно, образцы уходящих от нас форм. Замена старых форм новыми еще более заметна в деревне. Дешевые, но шаблонные продукты фабричной промышленности с успехом вытесняют самодельную деревенскую утварь, ткани и проч. Пусть говорят, что все эти точеные из дерева, расписные солоницы , чашки, ложки и лукошки не прочны, не практичны, но в них ярко выражались вкус и творческая сила народа, далекие от подражания различным стилям и орнаментам». 

Именно Б.В.Зайковский заложил начало коллекции пряничных досок в музее. Три пряничные доски были приобретены им в 1912 году в Саратове на Верхнем базаре и пять привезены из города Вольска Саратовской губернии„ В 1916 году Петр Николаевич Боев (1867 1919), еще один активный член СУАК, с 1906 по 1918 г. директор Боголюбовского рисовального училища и Радищевского музея, написал статью: «0 пряниках и набойках (По поводу поступления в Саратовскую архивную комиссию пряничных и набивных досок)». 

В статье приводятся интересные факты об использовании пряников в быту русского народа, однако систематизация и описание пряничных досок, поступивших в коллекцию музея, отсутствуют. В 20-е годы ХХ века Евгения Ивановна Боева (1869-1934), член СУАК, преподаватель Саратовского Боголюбовского рисовального училища, подарила музею четыре пряничные формы, которые, по-видимому, были приобретены ее мужем П.Н. Боевым. 

Огромные сдвиги в комплектовании и изучении этнографической коллекции музея произошли в 1919-1930-е гг. Большую роль в деле развертывания этнографических работ сыграл профессор Б.М. Соколов (1889-1930), приехавший в 1919 году из Москвы в Саратовский университет преподавать народную словесность и этнографию. Ему принадлежит инициатива организации в Саратове этнографического музея (1920) и организация систематического экспедиционного обследования всех народов, населявших Нижнее Поволжье. Он является основателем саратовской научной этнографической школы. 

Студенты-слушатели его этнографического семинара были зачислены в штат Областного саратовского музея. После отъезда Б.М. Соколова в Москву в 1923 году, они продолжили этнографические исследования в крае. Среди них Татьяна Михайловна Акимова (1899-1987), впоследствии заведующая этнографическим отделом Нижне-Волжского краевого музея, Валерий Петрович Воробьев, этнограф-исследователь русского населения Саратовской губернии. Возглавили налаженную в Саратове Б.М. Соколовым фольклористическую и этнографическую работу профессора СГУ В.В. Буги и А.П. Скафтымов. Девять пряничных досок были привезены в 1929 г. Т.М. Акимовой и В.П. Воробьевым из фольклорной экспедиции профессора СГУ А. П. Скафтымова в 3олотовский кантон Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья. Татьяна Михайловна Акимова возглавила этнографическую группу в этой экспедиции. 

Характерной особенностью коллекции является то, что в ней нет одинаковых экземпляров, каждая форма по-своему интересна и своеобразна. В коллекции СОМК встречаются доски четырех типом из пяти, выделенных В.С. Вороновым, известным исследователем крестьянского искусства: фигурные, наборные, штучные, городские', Характеризуя иконографическую и художественную особенность пряничных досок, он предложил классифицировать их по пяти основным типам: фигурные, штучные, наборные, почетные, городские. Попытка классификации пряничных форм весьма привлекательна, хотя имеет существенные недостатки. 3а основу берется назначение пряника или орнаментальные особенности. По мнению исследователя, находясь на разных ступенях образования и развития, указанные типы досок бытовали одновременно, и вторую половину XVIII века можно считать временем, когда фигурные, штучные, наборные и почетные доски сосуществовали и оказали взаимное влияние друг на друга. Наиболее поздно сформировавшимся, технически несложным и художественно бедным является тип городских пряничных досок (начало ХIХ века)». 

Сюжеты резьбы на пряничных досках достаточно традиционны. Это такие любимые образы русского народа, как птицы, кони, львы; узоры-плетенки, розетки. Сама природа и веками сложившиеся традиции подсказывали резчику форму предмета, рисунок узора. Круги, квадраты, неглубокие порезки геометрической резьбы, которые воспринимаются сейчас как декоративный узор, в прошлом были наделены смыслом. Так, например, круг символизировал солнце, волнистые линии воду, борозды поле. 

Большое место в народном искусстве занимали образы птиц. В славянской мифологии петух с распростертыми крыльями символизировал солнце, огонь и плодородие, считался вестником радости и беды. Уточка и лебедь традиционно были связаны с очистительной силой воды. Среди животных особенно почитался конь, олицетворяющий солнечное светило. 

Пряничные доски всевозможных размеров и разной сложности декоративного убранства изготавливались из хорошо выдержанного материала (береза, груша, ива, липа) мастерами-резчиками, в художественном ремесле которых сохранялась преемственность техники резьбы по дереву. Наиболее древней и простой является геометрическая резьба, основным структурным элементом которой были выемки трехгранной формы. Ее узор состоит из повторяющихся полосок, квадратов, кругов и других фигур, между которыми не остается промежутков. Резьбой покрывается вся поверхность изделия. Несмотря на ограниченное число мотивов, резчик путем их варьирования добивался большой ритмической выразительности в целом узоре. Анализ технических приемов резьбы и орнамента на досках, сопоставление с датированными аналога-ми в коллекциях таких музеев, как Государственный Русский музей , Смоленский государственный объединенный исторический и архитектурно-художественны музей-заповедник, Государственный Исторический музеи, Нижегородский историка-архитектурный музей заповедник, позволяют нам датировать коллекцию пряничных досок Саратовского областного музея.

В технике трехгранновыемчатой резьбы выполнены две наиболее ранние доски, датируемые XVIII веком. По уровню исполнительского мастерства и насыщенности орнаментальной композиции лучшей в коллекции является фигурная пряничная форма с изображением петуха. Ее отличает поистине ювелирная техника резьбы, великолепно проработанные детали. Выразительна фигура петуха с маскароном на тулове в виде лица мужчины с хитроватым прищуром глаз, крупным носом и добродушной усмешкой. 

Возможно, это своеобразный портрет резчика по дереву из старинного волжского села Золотое, откуда саратовские этнографы привезли форму в 20 е годы ХХ столетия. Без сомнения, ее создал резчик высокого класса. 

Вторая пряничная доска XVIII в. -двусторонняя, на лицевой и оборотной сторонах вырезаны ножницы, декорированные тончайшей отделкой (кат. 1). В коллекции СОМК хранится еще одна пряничная форма со стилизованным изображением ножниц, которую отличает более грубая, примитивная техника резьбы. Изображение ножниц в сложившейся народной традиции символизировало пожелание замужества. Рубежом ХVIII-ХIХ вв. датируется наборная пряничная доска ромбовидной формы, поделенная на 16 так называемых «шашек», или «угольников». При этом каждый небольшой пряник обладает законченным локализованным узором. Формовочная поверхность наборной доски несколько углублена по сравнению с ее краями. Таким образом, она напоминает по своей конструкции старую икону. Все «угольники» заполнены одним многократно повторяющимся орнаментом, выполненным в технике мелкоузорной выемчатой резьбы. 

Пряники с большим числом рельефных «шашек» чаще всего продавались дольками. Зачастую такими пряниками украшали праздничный стол, к концу торжества разрезали на куски и раздавали гостям, вежливо напоминая, что пора расходиться по домам. Поэтому подобные пряники в народе получили образное название «разгоня», или «разгонных». 

Самую большую группу, более 15 предметов, в собрании музея составляют формы ХIХ века, который привнес значительные изменения в приемы декорирования резных пряничных досок. Существенно обновился и расширился круг сюжетов. Резчики стали чаще обращаться к иллюстрациям книг, лубочным картинкам, вводили в резной узор предметно-быто-вые изображения и фигуры людей. В собрании музея хранятся доски с изображением самовара, всадников, царя, барыни. Наряду с предметно-бытовыми сюжетами не были забыты и повторялись во множестве вариантов пряничные доски с наиболее характерными для народного искусства, древними по своим истокам, изображениями птиц, животных. 

В музейной коллекции есть несколько досок с изображением петуха, коня и льва, выполненных уже в реалистической манере, характерной для ХIХ века. Постоянно возникающие новые мотивы требовали обновленной техники. В ХIХ веке трехгранновыемчатая резьба вытесняется ногтевидной, скобчатой и контурной. Первая наносится специальной стамеской с закругленным лезвием в виде небольшого углубления полуовальной формы; вторая обрисовывает контур изображения отдельными штрихами в виде скобы; третья обводит изображение по контуру неглубокой бороздкой.

Поздние пряничные доски характеризуются грубоватой простотой и бедностью композиции, довольно небрежной по исполнению резьбой. Несколько пряничных досок из собрания СОМК несут признаки упадочной техники. 

Отдельную группу в коллекции составляют пряничные доски с надписями. На небольшой прямоугольной доске в резной рамке в зеркальном изображении вырезана надпись «Саратовъ». На двух других досках по краю вырезаны нечитаемые надписи. По-видимому, это так называемая ложная надпись, когда неграмотный резчик вырезал бессвязный набор известных ему букв, так как пряники с надписями ценились дороже. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded