Павел Сюткин (p_syutkin) wrote,
Павел Сюткин
p_syutkin

Category:

По лабиринтам Великой библиотеки

Итак, она открывает двери. И впервые за многие десятилетия сама идет к своему читателю. Сменившая за свою полуторавековую жизнь много названий – Румянцевская, Ленинская, Российская государственная (а после 2033 года, согласно известному роману, - Великая библиотека), - она на сегодня является крупнейшей и самой главной в России. И, конечно, жизнь ее полна вещей и событий, не известных широкому читателю.
0

Времена меняются. И сегодня типичным ее посетителем является не седой профессор, а обычный московский студент. Найти своего нового читателя, вызвать интерес и симпатию, превратиться для него "во второй дом" - вот новый вызов, с которым столкнулись ее сотрудники. Да-да, я не ошибся. Библиотека – это государственная услуга, и согласно законодательству она должна быть предоставлена любому гражданину России, независимо от прописки, образования или социального положения. В общем, приходите с паспортом, платите 100 рублей за пластиковую карточку-пропуск – и вперед, к сокровищам человеческой мысли.

Понятно, что, как и всякое бюджетное учреждение, РГБ имеет весь набор стандартных трудностей – недофинансирование, увеличение зарплат лишь за счет сокращения работников (их сегодня коло 1500), ограниченность при закупке новых экспонатов. И все-таки на сегодня в ней 45 миллионов экземпляров печатной продукции. Именно так, поскольку наряду с книгами там есть и плакаты, этикетки, репродукции, гравюры и т.п. 500 тысяч книг – это ежегодная норма пополнения фондов за счет обязательных экземпляров, которые каждое издательство должно отсылать в РГБ.

Впрочем, среди множества проблем, есть одна, которая немало заботит руководство РГБ. Она – скорее «стратегического» плана. Это – изменение аудитории посетителей. Как я уже сказал, сегодня эта аудитория в основном молодежная. А у нее – свои требования. И ритм жизни. Вот почему 2 часа (время между заказом книги и ее получением) должны протекать не по-старому – в буфете и на диване у окна. А с интернет-доступом, с быстрой возможностью поиска и выбора других книг, с качественным досугом. Даже детский зал (пока родители читают) – уже в ближайших планах библиотеки.  

1

Она не первый раз меняется за свою историю. Уже с первых шагов посетителей встречает бюст Николая Петровича Румянцева. Дипломат, канцлер, председатель Государственного Совета и основатель замечательного частного музея, созданного им в Санкт-Петербурге и имевшего целью служить Отечеству "на благое просвещение". В собранной Н.П. Румянцевым коллекции было более 28 тысяч книг, более 700 рукописей, этнографические, археологические материалы. Нумизматика, минералогия, живопись, скульптура были представлены в его музее. Среди хранившихся там книг - 104 инкунабулы, большое количество русских первопечатных изданий, произведения ученых XVIII-XIX вв., описание путешествий, первое издание 1800 г. "Слова о полку Игореве", первые два издания Энциклопедии Дидро и Д'Аламбера. Через два года после его смерти император Николай I подписал в 1828 году именной указ Сенату «Об учреждении Румянцевского Музеума».
2

А во второй половине XIX века библиотека переезжает в Москву в Дом Пашкова. Этот шедевр архитектуры классицизма был построен по заказу Петра Пашкова, разбогатевшего сына денщика Петра I. Распространено мнение, что автор проекта — Василий Баженов. Никаких письменных свидетельств не сохранилось, однако многие специалисты усматривают баженовский почерк в царственном облике этого сооружения. Любопытно, что первоначально, согласно некоторым источникам, его стены были оранжевыми.

В 1839 году городская казна приобрела дом у обедневших наследников Пашкова. В нем размещался Дворянский институт, а затем городская гимназия. В дальнейшем здание было снова «перепрофилировано» и приняло на себя музейные функции. После революции в 1921 году библиотека получила статус государственного книгохранилища. Она сберегла для современников и потомков бесценные памятники письменности и произведения печати. Однако объем фонда очень скоро стал опережать физические возможности помещений, которыми располагала Ленинка. Комиссия Наркомпроса настойчиво призывала библиотеку «к ликвидации беспорядка на книжных полках, вызванного плохой расстановкой возвращенных от читателей изданий, и обеспечению полной ответственности данного подразделения за сохранность фондов». Под «данным подразделением» подразумевался созданный в 1926 году отдел хранения основного фонда. В его ведение перешли все издания, находившиеся в Румянцевской библиотеке с 1862 года (исключая те, которые принадлежали спецхрану, Музею книги, отделам рукописей и восточной книги).

В качестве книгохранилища тогда использовался переоборудованный читальный зал Дома Пашкова и соседние с ним помещения. Но площадей катастрофически не хватало. И в самом начале тридцатых годов был, наконец, дан старт сооружению нового книгохранилища. По ряду объективных причин шло оно крайне медленно. А между тем к началу Великой Отечественной объем основного фонда библиотеки достиг 10 млн единиц хранения книг и журналов. Одна только топографическая опись представляла собой документ, насчитывавший более 550 томов.
3

Освоение нового книгохранилища Ленинки началось в суровом 1941 году. Это можно назвать вынужденной мерой. Здание, рассчитанное на 20 млн единиц хранения, полностью достроено не было. Однако шла война, и вплотную встал вопрос спасения бесценных библиотечных фондов. Руководство ГБЛ обратилось к правительству с просьбой санкционировать досрочное перемещение книг из пожароопасного Дома Пашкова (множество деревянных перекрытий) в новое здание из железа и бетона. Разрешение было получено. Девяносто дней длился переезд. Обеспечить процесс механизацией (электрокарами, грузовыми лифтами, спусками и т. п.) в то время не представлялось возможным. И сотрудницы библиотеки только в одну смену «ручным конвейером» переносили более 600 ящиков...

4

Восемнадцатиярусное книгохранилище на какое-то время решило проблему свободных мест. Однако фонд непрерывно пополнялся, и уже в шестидесятых возникли затруднения с размещением обязательного экземпляра. Пришлось прибегнуть к консервации малоиспользуемых частей фонда. В 1964 году был освоен девятнадцатый (чердачный) ярус основного книгохранилища, рассчитанный на 800 тысяч книг. Но и этого оказалось недостаточно. Сотрудники отдела перешли на коробочное хранение брошюр и рефератов, что сэкономило значительное количество метрополок.

5

Беспокоил не только хронический дефицит площадей. Библиотека не располагала ни одним помещением, в котором соблюдался бы температурно-влажностный режим, многие библиотечные здания и инженерные коммуникации находились в плохом состоянии. Даже сегодня во многих залах хранилища вместо автоматических систем стоят вот такие древние приборы, следящие за основными параметрами воздуха.

В 1997 году Министерство финансов России направило на реконструкцию РГБ инвестиционный кредит Франции в размере 10 миллионов долларов. Она проходила в уникальных условиях: литературу из хранилища никуда не вывозили. Действовала поэтапная система. Книги перекладывались на другие ярусы, штабелировались и накрывались специальным пожарозащитным полотном. Как только работа на данном участке заканчивалась, они возвращались на место. Вот как выглядят теперь эти помещения хранилища. Обратите внимание - сверху окна затенены ставнями: дневной свет вреден для книг.

6

Нужно сказать, что реконструкция идет постоянно. При этом, как вы понимаете, вывезти миллионы  книг не куда, да и  физически невозможно. Поэтому и хранилище, и залы, и общие помещения всегда ремонтировались «на ходу» - и в советские времена, и сейчас. Ну, что ж, пройдемся по этим залам и самым сокровенным  местам Великой библиотеки. А сопровождать снимки будем своими комментариями и цитатами из романа Д.Глуховского "Метро-2033", многие страницы которого посвящены как раз ей.
9
"За небольшим предбанником виднелся длинный коридор с искореженными остовами железных вешалок по бокам — здесь когда-то находился гардероб. Вдалеке, в пробивающемся с улицы слабом свете гаснущего дня, вырисовывались белые мраморные ступени уходящей вверх широкой лестницы. До потолка было чуть не пятнадцать метров, и примерно посередине можно было различить кованую ограду галерей второго этажа. В холле стояла хрупкая тишина, гулко отзывавшаяся на каждый шаг".
Итак, поднявшись по лестнице, мы видим главный каталог. Здесь - карточки на все книги собрания.
8
"- Картотека, — с благоговением оглядываясь вокруг, пояснил тихонько Данила. — На этих ящичках можно гадать. Посвященные умеют. После ритуала нужно вслепую выбрать один из шкафов, потом наугад вытянуть ящик, и взять любую карточку. Если ритуал был проведен правильно, то название книги предскажет тебе будущее, предостережет, или напророчит удачу".
7

"Слева и справа раньше, видимо, шли ряды столов, за которыми сидели читатели. Большую часть из них растащили, некоторые сожгли или сломали, но еще с десяток оставались нетронутыми — те, что стояли ближе к украшенной растрескавшимся панно противоположной стене, где в самом центре возвышалась плохо различимая в полумраке скульптура. Повсюду были прикручены пластиковые таблички с надписью «Соблюдайте тишину».
10
"По всему периметру на высоте нескольких метров помещение опоясывали галереи — неширокие проходы, огороженные деревянными перилами. С них можно было посмотреть в окна, а кроме того, в той стене, у которой они стояли, и в противоположной, по обе стороны от старинного панно, открывались двери в служебные помещения. Подняться на галереи можно было по парным лестницам, спускавшимся с двух сторон к читающей скульптуре с другой стороны, или по точно таким же ступеням, карабкающимся наверх от входа".
11
"Здесь что, крыс нет? — спросил он, снова вспоминая слова Бурбона, что беспокоиться надо не тогда, когда крысы кишат вокруг, а когда их нет совсем. — Какие еще крысы? Что ты несешь? — недовольно поморщился Мельник. — Откуда здесь крысы? Они всех крыс сто лет назад сожрали… — Кто? — растерянно спросил Артем. — Как кто? Библиотекари, разумеется, — объяснил Десятый. — Так это звери или люди? — спросил Артем. — Не звери, это точно, — задумчиво покачал головой тот и замолчал".
12
"Про Кремль вам все объяснили? Он будет справа, но одну башню видно прямо поверх домов, сразу как выходишь из метро. Ни в коем случае не смотреть на Кремль. Кто будет смотреть, получит затрещину лично от меня. Так это правда, про Кремль и про правило сталкеров — не смотреть на него, что бы ни случилось, пораженно подумал Артем".

Нетрадиционный вид на Кремль из Отдела официальных и нормативных изданий:
14
"Последний коридор, и они наконец остановились. Они были в хранилище, это сразу чувствовалось: Библиотека дышала им прямо в лицо тяжелым, но приятным запахом старой бумаги и книжной пыли, чуть слышно шелестя миллионами книжных страниц. Артем вопросительно посмотрел на Данилу. — Все, пришли, — подтвердил тот, и добавил с надеждой в голосе, — Ну, как? — Ну так… Страшно, — не сообразив сразу, чего от него хотел напарник, признался Артем. — Книгу не слышишь? — уточнил брамин. — Отсюда ее голос должен более отчетливо звучать… — Нет, ничего не чувствую, — развел он руками. — Ладно… Пойдем на другой ярус, их здесь девятнадцать. Будем искать, пока не найдем. С пустыми руками нам лучше не возвращаться, — помолчав, вздохнул Данила".
13
Но оставим смешные цитаты из романа, а обратимся к жизни. Она у главной библиотеки страны, к сожалению, не так безоблачна. Одна из главных проблем - не хватает места хранения. Я уже сказал, что каждый год, только за счет обязательных экземпляров, ее фонды вырастают на 500 000 единиц. Это примерно - такой зал, как  на предыдущем снимке. И так - каждый год.

Техника и оборудование постепенно заменяются. Но - очень постепенно. И пока из хранилища многие книги подаются на таком вот цепном конвейере:
15


А формуляры книг и прочите документы- передаются с помощью пневмопочты (сегодняшняя молодежь, наверное, и не догадается, что это такое). Вот на снимке сотрудница закрывает бумаги в специальную капсулу, вставляет ее в приемное устройство:
16
Затем капсула под действием сжатого воздуха летит по этим трубам на другой этаж или в хранилище:
17

И все-таки, главное в библиотеке – это книги. Которые являются настоящим богатством страны. Вот только посмотрите на эти удивительные старинные издания. Возраст многих из них – сотни лет. Часть коллекций была подарена государству, часть – куплена на аукционах, у наследников.
18
Множество документов еще даже не разобрано. Поэтому сравнение фондов РГБ и зарубежных библиотек не совсем корректно. Вот, к примеру, в Библиотеке Конгресса каждая фотография из собрания идентифицирована, оцифрована и описана в каталоге. У нас, к сожалению, может быть и по-другому. И старинный альбом с 500 фотографиями проходит, как одна единица хранения. Работа над каталогами ведется. Но, понятно, конца ей пока не видно.
19

Знаете, что самое обидное для меня, как читателя? То, что я даже не догадываюсь, какие сокровища могут храниться там. Как-то узнав об иностранном аукционе, на котором старинный каталог птиц был куплен за сотни тысяч долларов, газетчики обратились  в РГБ с вопросом: "А у вас есть сто-нибудь подобное?" Оказалось есть, и на много лет старше. Библиотекари посмотрели, сколько раз запрашивалась читателями эта книга. Ответ поразил: за последние 50 лет - ни разу. Так, что работа предстоит большая. Непременно нужно, чтобы эти книги дошли до читателя. И нужно отдать должное РГБ, она многое делает для этого. За последние годы оцифрованы сотни тысяч книг, весь фонд диссертаций. Все они доступны с помощью интернет-заказов на сайте библиотеки.

А «на сладкое» покажу вам пару "кулинарных" экземпляров ее коллекции:
20
21
Со своей стороны, хотел бы выразить особую благодарность Ирине Николаевне Коваленко, заведующей Центра общественных связей РГБ, за возможность столь подробного знакомства с библиотекой.
Tags: История русской кухни, Российская государственная библиотека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments