О любви к отеческим потрохам

«Люблю русские столы, ибо кажется мне, что у немцев для русских желудков оные голодноваты». 

«Люблю по-русски ужинать, ибо не верю, чтоб испортился от того желудок, а полагаю, что те, которые не ужинают, стараются больше сберечь денег, нежели их здоровье. Щи, потрох, селянка, рубцы, говядина, дворовые птицы и прочие русские кушанья чрезвычайно мне приятны, а супов, фрикасеев, рагу, дичи, биркесов, клюквы со сметаной, сыру с червями и прочих иностранных поваренных выдумок хотя бы для меня и на свете не было, ибо кажется мне, что многие из них выдуманы не для вкусу, а только для того, чтобы чем-нибудь (хотя худым) набить свой желудок и сберечь хорошие припасы для продажи и скопления денег».

Не правда ли, этот текст великого русского историка XIX века Ивана Забелина вызывает сегодня странные ощущения. С одной стороны, понятна любовь с русской кухне и нашему столу. Они и для нас – символ самого доброго и близкого. С другой, эпитеты в отношении иностранцев уж больно напоминают сегодняшних фриков вроде Дугина или Шевченко, у которых в Европе – одни гадости, прости господи. 

Просто осознание значения нашей культуры прошло у нас много этапов. И если во времена этой работы Ивана Забелина (1870-е гг) такое противостояние было, может быть, и разумным. То сегодня, спустя полтора века, порождает некоторую улыбку. Взрослеть надо, товарищи. И доказывать величие своих традиций не за счет унижения (ну, кого это может унизить) чужой культуры. А в результате улучшения жизни и того самого питания своих собственных граждан. А с этим пока как-то не очень. Где там, говорите, «щи, потрох, селянка, рубцы, говядина, дворовые птицы»?

И да, кстати. Любовь к не самому здоровому (как и сам понимал Забелин) русскому столу не помешала ему прожить до 88 лет.  


Первое фото — картина Ольги Оснач «Ужин с запеченным окороком»


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded