Давайте сохраним журнал Старшины Запаса

Бывают дни, когда писать о чем-то другом просто невозможно. И ты откладываешь планы, книги и задумываешься над клавиатурой.

Я не знал Аркадия Бабченко. В этом смысле мое восприятие его работы было «химически чистым», лишенным какого-либо налета личных отношений. Банально было бы говорить о том, что его тексты всегда вызывали сложные чувства. И поддержка многих его слов порой натыкалась на шокирующие высказывания, с которыми ты порой не готов был бы примириться. 

И тем не менее журнал Старшины Запаса я читал регулярно. И даже если пропускал несколько постов, возвращался к ним через неделю-две. Не скажу за всех, но для меня они были своего рода психотерапией. Врачи психологи ведь стараются заглянуть вам в душу, найти в далеких событиях истоки сегодняшних проблем, а может и «расковырять» какие-то комплексы, чтобы показать их условность для жизни. Вот так и с текстами Аркадия. Они были в какой-то степени тестами для читателей, разделяя их. Только проводил он эту черту «по большому счету». Не по сегодняшним сиюминутным выяснюшкам путинистов, патриотов или демократов. А по самому главному человеческому критерию — жизни. А ценить жизнь он на войне ох как научился. И по счету этому он честно заплатил сполна.

Меньше всего хочу сейчас поднимать волну дискуссии о нем. Все аргументы давно ясны и сто (да тысячу раз написаны). Я не об этом. Аркадий был частью нашей жизни. Да-да. Даже те, кто его ненавидели, никогда не забывали о нем. Он был человеком, которого любили, желали ему смерти, поддерживали или, наоборот, оскорбляли. И массовость этих чувств ясно подтверждает мою мысль: этот грубоватый и не слишком вежливый, но, несомненно, искренний в своих высказываниях человек постепенно стал частью нашей картины жизни. Этакой страницей нынешнего странного времени.

Вот почему у меня есть простое предложение к СУПу и редакции Живого журнала. Увы, не от хороших поводов возникла эта традиция сохранять блоги ушедших от нас людей, придавая им статус мемориальных. Так вот журнал Старшины Запаса явно заслуживает того, чтобы остаться с нами. Книги Бабченко, его военные очерки и заметки уже никто не отнимет – они на бумаге и в сети. Но журнал – это немного другое, это та самая картина жизни, на которую надеюсь где-то с улыбкой, а где-то и с ужасом когда-нибудь будут смотреть наши дети и внуки. 

Повторю, это не зависит от политических пристрастий. Москва, к примеру, полна памятников – царям и революционерам, палачам и их жертвам. И ничего, это та самая мозаика жизни, которая и делает наше прошлое живым, а не трупом из учебника истории КПСС или нынешнего сталинско-православного ее прочтения. Давайте подумаем.

P.S. Ну, что ж, оказался он живой! Молодец, Аркадий! Как я и говорил, ты — зеркало нашей странной жизни. Долгих лет.



Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →