А самогон подешевел до 6 миллионов

Бравурные отчеты о достижениях – наша национальная черта. Сегодня меряются с «проклятыми 90-ми», при СССР надои и покосы сравнивали с 1913 годом. А вот в 1923 году хвалиться особо было нечем. Но все равно находили предмет для гордости.

Листать старые журналы – весьма приятное занятие. Представляю, как лет через 50-70 наш современник будет хихикать, читая описания сегодняшней российской действительности. Мы же испытываем похожие чувства от пожелтевших страниц «Огонька» за 1923 год. Давайте почитаем: 

"Наибольшего расцвета «самогонная промышленность» достигла летом прошлого (1922 – прим П.Сюткин) года, когда в Москве существовало даже два организованных объединения производителей и торговцев «самогонки», являвшихся, так сказать, «самогонными трестами». В августе прошлого года оба эти треста начали жестоко конкурировать друг с другом и в результате этого цена на самогонку упала с 6 до 4 миллионов.

С самогоном началась беспощадная борьба. За осень и начало зимы прошлого года милиция очистила от самогонщиков Марьину рощу, Грузины и Черкизово. Немного позже в судах начал слушаться ряд процессов по обвинению в изготовлении самогонки и ее продажи. Наше народное революционное правосудие сумело найти в себе твердость, чтобы раз навсегда отбить охоту у всех темных, бессовестных людей изготовлять то зелье, которым вплоть до революции спаивались целые поколения русских людей" (Огонек, №1, 1923 год).

Однако, 95 лет назад "Огонек" рассказывал об альтернативе алкогольному досугу. «Красный трактир» - это не просто заведение общепита. Но и оригинальная форма советской пропаганды среди рабочих и крестьян. В 1923 году в Москве появился "первый крестьянский общедоступный трактир", организованный Центральным домом крестьянина, где "ходок-крестьянин, рабочий, железнодорожник московского узла могли передохнуть с дороги часок-другой в сносном помещении, за чистой скатеркой, побаловаться чайком из опрятно поданной посуды, получить хорошую еду по доступной цене...". Пролетарии в красном трактире кроме пива и чая получали ненавязчивые уроки политической грамотности. "Все время усиленно работает (и днем, и вечером) "красный уголок" трактира,— писал "Огонек",— агиткиоск со своими журналами и газетами и зал новостей, организованный "Рабочей Газетой"". Много способствовала популярности красного трактира устраиваемая в нем юридическая консультация.

"Первый красный трактир оправдал надежды организаторов,— убеждал "Огонек".— Посещаемость его растет изо дня в день, доходя уже теперь до 500 человек ежедневно. На днях открывается у Преображенской заставы второй такой красный трактир... А ведь они работают на основании самоокупаемости, на хозрасчете, требующем немалой посещаемости, чтобы существовать. Днем в трактире кипит, так сказать, деловая часть. Преобладает провинциальная публика, специально зашедшие от поезда к поезду пассажиры с вокзалов. К вечеру состав посетителей трактира меняется. Валит москвич, желающий отдохнуть, провести за парой чая, за бутылкой пива свободный вечер".

"Огонек" рассказывал о красном трактире как о большом достижении советской власти. По свидетельству журнала, красный трактир пользовался такой популярностью, что "владельцы частных харчевень, чайных и трактиров начинают с тревогой почесывать у себя в затылке. Организаторы красного трактира попали, что называется, в точку: помогли массовику-посетителю в его нуждах и запросах обыденной жизни".


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded