Павел Сюткин (p_syutkin) wrote,
Павел Сюткин
p_syutkin

Category:

Русская водка от Похлебкина: история и мистификация - II

Ошибки и заблуждения Похлебкина. Эта тема стала очень популярной сейчас. И разделила его читателей на две чуть ли не враждебные категории. Вот почему сегодня мы рассмотрим аргументы историка русской кухни Бориса Родионова, который написал вполне аргументированную  книгу «Правда и ложь о русской водке. Анти-Похлебкин».
2

Приведем просто отрывок из нее.
В своей книге «Полугар. Водка, которую мы потеряли» я (Борис Родионов – прим. автора)  изложил правдивую, лишенную каких-либо идеологических, патриотических и политических установок алкогольную историю нашей страны. В максимально сжатом, почти тезисном виде основные положения этой книги были опубликованы в Дринктайм в виде серии лекций.

Наряду с благодарностью читателей я получил и немало серьезных нападок. В основном со стороны почитателей творчества В.В. Похлебкина вообще и, в частности, его книги «История водки», вышедшей ровно 20 лет назад в 1991 году и неоднократно впоследствии переиздаваемой. Причем уровень аргументации у всех примерно одинаков: - «вот вы говорите это, а Похлебкин говорит другое. А следовательно не правы вы, так как Похлебкин - великий человек и ошибаться не может. Ну, разве, что в незначительных деталях».
Да, да, именно так, ибо никаких доказательств не приводится, да и не может быть приведено, так как у их кумира также нет никаких доказательств. Их заменяют глубокомысленные рассуждения, нагромождение исторических фактов, чаще всего не имеющих никакого отношения к алкогольной тематике, домыслы и фантазии автора, подаваемые в безапелляционной манере, не оставляющей и доли сомнений у неискушенного читателя. И все это с легкостью принимается на веру исключительно потому, что исходит от уважаемого человека, заслужившего всеобщее признание своими работами, в основном, в области кулинарии. Ну а кроме того восторженное отношение В.В. Похлебкина к современной водке ( «...наша русская водка самая чистая, самая «правильная» с научной точки зрения и потому самая безвредная из всех алкогольных напитков в мире») легко и органично ложится на ментальность соотечественников. И это естественно, так как уже для нескольких поколений современная водка - по сути единственный русский крепкий алкоголь.
Более того, фантазии В.В. Похлебкина не только расползаются по умам доверчивых читателей, но и бесконечно тиражируются в многочисленных книгах других авторов, которые зачастую - также завороженные магией имени - безоговорочно принимают на веру все постулаты автора «Истории водки».

3
С моей точки зрения ситуация эта - «кривая». Вот почему, опираясь исключительно на бесспорные факты, я написал книгу «Правда и ложь о русской водке» с подзаголовком «АнтиПохлебкин», которая 29.08.11 вышла в издательстве АСТ. Сразу оговорюсь - этот подзаголовок не относится ко всему творчеству и, тем более, к личности Вильяма Васильевича. Я готов охотно признать незаурядными, выдающимися, и даже великими его книги по кулинарии (так как сам не являюсь большим специалистом в этой области, и полагаюсь на мнение уважаемых мной людей), но в своей «Истории водки» он выступил не как ученый, а как беллетрист, маскирующий свою некомпетентность фантазиями, правда очень талантливо изложенными. Я это утверждаю, поскольку данная область является сферой моих профессиональных интересов, и, практически, весь набор сведений, полученных при изучении архивных материалов, находится в полном противоречии с тезисами автора «Истории водки».

В своей книге я предельно скрупулезно, шаг за шагом сопоставляю написанное В.В. Похлебкиным с действительным положением вещей. И конечной моей целью является отнюдь не развенчание В.В. Похлебкина, а формирование у моих читателей правильного понимания маленькой частички нашей истории, понимания, основанного на всей совокупности доступных нам фактов.

В рамках короткой статьи невозможно привести всю систему моей аргументации. Однако чтобы дать некоторое представление о приемах, используемых автором «Истории водки», приведу несколько примеров.
Портрет 5
1. В.В. Похлебкин пишет, что свое исследование он выполнил по заказу неких государственных структур, которые хотели получить аргументы для международного суда, инициированного поляками, утверждающими, что только они имеют право именовать свой продукт водкой, ибо в Польше водка появилась намного раньше России. Заказ он дескать получил в 1978 году, в 1979 году закончил исследование, в 1982 году якобы состоялся некий «международный суд» (ни город, ни страна не называются), признавший приоритет России в «изобретении» водки.

На самом деле поляки не нападали, а защищались, так как наши экспортные организации стали за границей применять рекламный слоган «Настоящая водка - это водка из России». Естественно, поляки возмутились - получалось, что их водка «ненастоящая». Но ни в какой суд они не обращались, просто в рамках СЭВ собрались эксперты в Варшаве в 1975 году, и в результате наши изменили рекламный слоган. Теперь он стал выглядеть так: «Настоящая русская водка - это водка из России». По сути мы уступили, так как первый вариант был намного сильнее. И все, на этом конфликт был исчерпан - обратите внимание на дату - 1975 год, за семь лет до мифического похлебкинского международного суда.

2. Чтобы хоть как-то обосновать придуманную им первую водочную монополию 1474 - 1553 - 1598 - 1605 г.г. (период обычно обозначается двумя цифрами, но так у автора), В.В. Похлебкин ссылается на воспоминания венецианского путешественника Иосафата Барбаро. Цитирую: «Как раз именно на 70-е годы (т.е. на период 1472 - 1478 гг.) падает и сообщение Иосафата Барбаро, венецианского путешественника, учёного, политического деятеля и купца, о том, что Иоанн III ввёл монополию на все алкогольные напитки, производимые в России, в том числе даже на питный мёд и пиво».

Заглянем в первоисточник. Вот все, что написал Барбаро об алкогольных напитках Московии: «§55 ... Там нет винограда, но одни изготовляют вино из меда, другие варят брагу из проса. И в то и в другое кладут цветы хмеля, которые создают брожение; получается напиток, одуряющий и опьяняющий, как вино.
§56. Нельзя обойти молчанием одного предусмотрительного действия упомянутого великого князя: видя, что люди там из-за пьянства бросают работу и многое другое, что было бы им самим полезно, он издал запрещение изготовлять брагу и мед и употреблять цветы хмеля в чем бы то ни было. Таким образом, он обратил их к хорошей жизни».

Подробный разбор - в книге, а здесь найдите что-нибудь про монополию. А ведь факт введения монополии является для автора основополагающим в его системе «доказательств» появления на Руси винокурения в 70-е годы XV века.

Точно такой же прием использует В.В. Похлебкин в другом эпизоде, ссылаясь на «Домострой», и еще в третьем, четвертом, пятом, etc. Обращение к первоисточникам показывает просто-напросто отсутствие событий, преподносимых автором в качестве установленного факта. То есть мы имеем дело с чистой воды выдумками.

3. В.В. Похлебкину мало было приписать Д.И. Менделееву роль создателя современной водки (рецептуры, технологии, крепости 40%), он еще сотворил из него фигуру общественно-политического масштаба. По версии автора Д.И. Менделеев и его ученики являлись инициаторами (и активными деятелями) введения водочной монополии с одновременным переходом на изготовление всех напитков на основе чистого ректификованного спирта.

Все, что написал В.В. Похлебкин про Д.И. Менделеева - опять выдумки, что легко доказывается, да более того, уже доказано-передоказано.

4. В «Истории водки» утверждается, что в становление советского водочного производства внесли вклад выдающиеся ученые М.Г. Кучеров и А.А. Вериго, и даже конкретизируется, кто что внес. М.Г. Кучеров «предложил сделать на советских спирто-водочных заводах добавку к водке питьевой соды, которая, сообщая водке «питкость», была не только безвредна, но и полезна для здоровья. А.А. Вериго предложил надёжный и точный метод определения сивушных масел в ректификате и ввёл двойную обработку водки древесным углем».
А вот правда. Профессора А.А.Вериго и М.Г.Кучеров в монопольный период заведовали Центральными лабораториями министерства финансов в Одессе и Санкт-Петербурге соответственно. Тем не менее, в приведенном пассаже В.В.Похлебкина перепутано все, что только можно. «Надежный и точный» метод определения сивушных масел предложил вовсе не Вериго, а Кучеров. Причем этот метод носит его имя. Вериго не «вводил двойную обработку водки древесным углем», а совсем наоборот, предлагал отказаться от обработки углем водно-спиртовой смеси перед вторичной ректификацией. Но самое интересное, что ни Кучеров, ни Вериго никак не могли «остаться работать в Советской России и внести свой вклад в дальнейшее совершенствование русской водки» по весьма уважительной причине: к тому времени оба они умерли. А.А.Вериго - 13 марта 1905 г., а М.Г.Кучеров - в 1911 г. Скажете - мелочи, частности?
Но когда большая часть всего объема «Истории водки» состоит из подобных натяжек и передергиваний, тогда уже совершенно невозможно понять чего в книге больше - некомпетентности или сознательной дезинформации.

Ясно одно, что рано или поздно кто-то должен был, наконец, назвать вещи своими именами, то есть в данном случае показать, что «История водки» Похлебкина вовсе не научное исследование, нет. Жанр, к которому принадлежит эта книга, имеет давние традиции и совершенно четкое определение: «литературная мистификация». Кстати сказать - великолепная.

Об одном лишь прошу, - пишет Борис Родионов, - избавьте меня от чистых, никакими фактами не замутненных эмоциональных возгласов а ля «Пиар на костях!», «Похлебкин - велик, а ты кто?», «История водки» - все равно лучше!» и т.п. Истина не приемлет авторитетов. Для нее существуют только аргументы.
Tags: Борис Родионов, Вильям Похлебкин, Водка, История советской кухни, Полугар, Русская кухня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments