p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

За стенами монастыря: о еде и истории

Для непосвященного монастырская жизнь видится не всегда отчетливо. Пиры для званых гостей и постный стол, рыба из своего пруда и хлеб из пекарни. Как все-таки был налажен этот быт? Заглянем за стены Спасо-Покровского монастыря в Суздале и побеседуем с его обитательницами.



Сведения об этой женской обители доходят до нас еще с XVI века (хотя основан он был в 1364 году). Большинство сегодняшних строений появились уже пять столетий назад, когда монастырь превратился в место заточения постриженных в монахини представительниц аристократических фамилий. Он был тогда одним из крупнейших на Руси. Здесь были «заперты от мира» дочь Ивана III и жена Василия III, жена Ивана Грозного Анна Васильчикова и дочь Бориса Годунова Ксения.

Вчера я привел любопытный отрывок с описанием монастырской трапезы: стерлядь вертловая, уха щучья, пирог со стерлядиной, белужина… Откуда все эти дошедшие до нас сведения? И так ли выглядела традиционная пища монашек? Об это мы с Ольгой Сюткиной разговорились с сестрой Анастасией, занимающейся сегодня историей обители.

- Признаться, это меню яств Спасо-Покровского монастыря из XVII века впечатляет и сегодня. Есть ли оригинал этого текста? - спросил я ее.



Именно в приделе этой старинной церкви, по легенде, и угощали
Ивана Грозного и других венценосных гостей много веков назад


- Это, наверное, из выпущенной в 1889 году книги И.Токмакова «Историческое и археологическое описание Покровского Девичьего монастыря в г.Суздале» Весь текст оттуда.

- Я видел даже аналогичный текст  1860-х годов, где это же праздничное меню Покровского монастыря цитируется практически дословно. Он так и называется «Покровский девичий монастырь». Поэтому я и думал, что в монастыре есть оригинал этого документа XVII века.

- Нет, к сожалению, монастырский архив не уцелел в годы советской власти. Токмаков работал в архиве Министерства иностранных дел в Санкт-Петербурге. А монастырь заказал ему эту книгу. К сожалению, более древний документ мы не видели. А процитированная вами работа – это статья Михаила Семевского в «Русском вестнике». Он действительно приезжал сюда, поднимался в надвратный храм.  Смотрел место, где жила Лопухина (Инокиня Елена, она же царица Евдокия Лопухина и жена Петра I была узницей монастыря – прим.p_syutkin). Интересно, что в советское время именно этот фрагмент цитировался под рубрикой «как пировали старицы Покровского монастыря» - стерляжину эту ели и все-все-все.




Кого только нет в этой усыпальнице. Жены, дочери, сестры
русских царей и князей – много их похоронено здесь





Некоторые могильные плиты чудом сохранились и реставрируются сейчас



Других судьба не пощадила. В советские времена этими плитами
заделывалась обвалившаяся часть каменного забора


- Понятно, что это не повседневное меню. Но, если по-серьезному. Оно же не выдумано?

- Да, это роспись яств XVII века. Оно относится ко временам, когда монастырь имел «царский» статус. Когда здесь жили царицы, княгини, боярыни. Они принимали здесь царей, князей. Соответственно эта роспись яств была составлена для приема высокого гостя.

- А все-таки сохранились в ваших архивах, фондах сведения о том, что ели, как ели в те века? Готовилось ли здесь что-нибудь такое, что нигде не делали? Сохранились ли приходные книги о продуктах, закупках?

- Мы смотрели приходно-расходные книги. Дело в том, что общая столовая была открыта здесь игуменьей Мелитиной только в 1900-м году. А до этого монахини питались по кельям самостоятельно. Они сами себе готовили. Причем в зависимости от того, насколько им позволяло содержание. Им запрещалось держать коров, коз. Те, что побогаче могли купить себе хорошую рыбу, фрукты, молоко. У богатой монахини были послушницы-келейницы. Кельи в монастыре нужно было покупать. И приобретя такую комнату, помещение, монахиня брала себе келейниц, помощниц. Они-то ей и готовили, занимались работой по дому. А сами монахини были заняты на богослужении, чтении псалтыря. И так было до 1900-го года, когда была построена монастырская трапезная. Тогда еда стала общей для всех. Однако монахини должны были вносить деньги за пользование общей трапезной.





Старинная трапезная не уцелела. Это уже современная реконструкция

К сожалению, меню того, что они ели до нас не дошло. Но в книге В.М.Снегирева есть целый абзац о том, как они питались. Можно сказать, что рацион был небогатый. Они покупали муку, пекли хлеб и просфоры для всего города. В архиве Владимиро-Суздальского музей заповедника сохранились приходно-расходные книги начала века. Упоминается овощи, соленые огурцы, капуста. Нужно иметь в виду, что не все монахини были богатыми. Многие – выходцы из крестьянских семей. И изобретать что-то в плане питания они вряд ли могли.




Сегодняшний быт монастыря не слишком богат. Это трапезная для гостей.
У самих монашек все гораздо скромнее

- А как традиционно было организовано? Повар в трапезной – это из монашествующих?

- Сестры сами готовили для себя, вольнонаемных поваров не было. Есть список сестер, где отмечено, какое у кого из них послушание. И там два-три человека исполняли роль поваров в трапезной.

- А сколько всего было монахинь?

На протяжении XVII-XIX веков в монастыре постоянно жило 200-220 монахинь. На момент закрытия в 1923 году их оставалось только 23 человека. На территории монастыря было около 50 домов. Они стояли в два ряда, формируя целые улицы. Вот примерно по 4 человека в доме они и жили. Рядом у монахинь могли быть кусты крыжовника, палисадники. Но из домашних животных они могли иметь только кошек, больше никого. Здесь было действительно тесно, и невозможно держать кого-то еще.




Вот они эти «улицы» с домами монашек (фото начала 1900-х годов)




Спустя век пейзаж узнаваем. Но дома слева – новодел.
В советские времена в монастыре была гостиница для туристов,
которые и располагались в этих деревянных избушках



На хоздворе были два-три коровы, лошади. Но в основном, они были для игуменьского дома. Игуменье надо было принимать гостей. У нее на содержании были девочки-сироты.

- А выращивал ли что-то монастырь на продажу?

- Нет, такого не было. «Общежительный» статус монастыря подразумевал, что каждая монахиня сама заботилась о своем пропитании. День нужно было зарабатывать кропотливым трудом, рукоделием для того, чтобы даже выкупить место у окошка. Именно там во время светового дня и можно было заниматься вышивкой. Богатых монахинь было не много. В основном они выходили из крестьянской среды. Чтобы заработать денег они нанимались даже на поденные работы в Суздале. Некоторые сестры занимались иконописью. Сохранилась даже фотография одной из сестер начала XX века.

Книга Владимира Михайловича Снегирева (известнейшего суздальского краеведа) с описанием питания монастыря ценна еще и тем, что она документальна. Его супруга была воспитанницей Покровского монастыря. Из тех самых девочек, что жили при доме игуменьи. Монахини воспитывали их, занимались образованием. Давали возможность найти себе место в жизни. И вот жена Снегирева – Мария Ксенофонтовна – и поделилась этими воспоминаниями.

Понятно, что мясо в монастыре не ели. Питались рыбой. Но удивительно, что в приходно-расходных книгах я не встречала упоминания о закупке большого количества рыбы. Возможно она выращивалась в монастырском пруду.

Увы, в 1923 году монастырь был закрыт и фактически разграблен. Власти поставили вооруженную охрану у ворот. И приказали сестрам в три дня очистить помещения. А за любое имуществ, которое они хотели взять с собой, требовали оплаты. Откуда у сестер было взять денег? К тому времени они все были нищие. Выходили ни с чем, разъезжались. И представьте себе: их выгоняли в Прощеное Воскресенье. Игуменья Мария (Либеровская) спустя несколько лет была сослана на север, вернулась в 1934 году.




Игуменья Мария (Либеровская). Фото конца XIX века

Сестры-верующие взяли ее себе в дом. Она скрывалась, ни с кем не общалась. Но в 1937 году на нее донесли. И инвалида со сломанной ногой, ее отвезли в НКВД. Две недели шло следствие. Затем доставили в Ивановскую тюрьму. Вот и представьте себе 73-летняя бабушка со сломанной ногой на костылях. Ее поставили к стенке, объявили приговор и тут же расстреляли. Трагедия была полна символизма. Матушка Мария была расстреляна в престольный праздник своей обители, на Покров Божией Матери. Могилу ее так и не удалось найти.




Цветник у дома игуменьи радует даже глубокой осенью

Но вот как получилось потом. Мы знаем, что великий пост идет семь недель. А с монастырем случилось так, что ровно через семь десятилетий он был восстановлен. Именно на Пасху 1992 года там прошла первая служба.



Tags: Монастыри, Суздаль
Subscribe

Posts from This Journal “Монастыри” Tag

  • Монастырская кухня: мифы и реальность

    Монастырская кухня считается у нас апофеозом русской кулинарии, вобрав все лучшее, что сохранилось от исторической русской кухни. Красивая, вкусная,…

  • Уйду в монастырь, приму обед

    Споры о православной кухне частенько принимают сегодня «зажигательный» характер. Действительно, практика РПЦ в этом смысле в последние годы дает…

  • Как монахи от поста убегали

    Пост – время тяжелое. Впрочем, во все века находились хитрецы, которые придумывали способы облегчить его. Что греха таить, самыми продвинутыми в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments