p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Энциклопедист на кухне

Василий Левшин... Знаете, что больше всего поразило нас в ходе изучения жизни этого человека? Ну, некоторым из читателей его имя вообще неизвестно, другие припомнят, что это был автор каких-то старинных кулинарных книг. Третьи, самые продвинутые, воскликнут: «Ну, как же! Это же российский гастроном, прославившийся в конце XVIII – начале XIX века». Да еще подкрепят свои слова ссылкой на В.Похлебкина,  назвавшего Левшина «известным русским кулинаром»[1].
Книга

Будете смеяться. Если говорить абсолютно корректно – неправы все. (Ну, кроме тех, кто вообще ничего не знает: «от  многих знаний – многие печали»).

Давайте вместе разберемся. Для начала краткая биографическая справка из Брокгауза и Ефрона:

Василий Алексеевич Левшин (1746—1826) - тульский помещик, секретарь Вольного экономического общества. Под конец жизни был в Белеве судьей. Им напечатано свыше восьмидесяти сочинений и ста девяноста томов, в том числе: "Торжество любви", драма (М., 1787); "Словарь ручной натуральной истории" (М., 1788); "Всеобщее и полное домоводство" (М., 1795); "Полная хозяйственная книга" (М., 1813—15). Драматические произведения Левшина вошли в его "Труды" (М., 1796).
Портрет

А теперь – поподробнее. Родившийся в 1746 году в семье армейского офицера ребенок имел все шансы продолжить отцовскую военную карьеру. Так, собственно и произошло. Поступив на службу по рекомендации отца, юный Василий Левшин в 19 лет был определен в Новотроицкий кирасирский полк. Интересно, что его однополчанином (в чине гефрейт-капрала) в то время был будущий военный министр, генерал-фельдмаршал и герой Бородинского сражения Михаил Богданович Барклай де Толли. Трудно сказать, были ли они знакомы тогда. Но позднее это полковое братство, несомненно, сказалось на судьбе Василия Алексеевича.

Барклай де Толли

Три года военных будней пролетели почти незаметно в учениях и пирушках. И вот настала пора применить свои знания и умения. Разразившаяся в 1768 году война с Турцией дала старт его военной карьере. Которую он, впрочем, предпочел после окончания военных действий сменить на гражданскую службу.  В чине поручика он в 1772 по болезни выходит в отставку и возвращается в родовое поместье Темрянь Тульской губернии. Благодаря активному характеру и общительности становится популярным среди местного дворянства. С 1779 года он четыре срока (!) избирался уездным судьей в г.Белеве. С 1803 г. стал чиновником по особым поручениям у статс-секретаря А.А. Витовтова. А в 1818 г. вышел в отставку с чином статского советника. От Александра I он получил орден Анны 2-й степени, Владимира 4-й степени и 5 бриллиантовых перстней. Избирался членом многих русских и иностранных обществ, имел от них 17 золотых и 4 серебряные медали.

Впрочем, это – лишь черты биографии. Многие же из нас помнят это имя еще со школы. Ведь, достаточно известен отрывок из главы седьмой поэмы «Евгений Онегин»:

Вот время: добрые ленивцы,
Эпикурейцы - мудрецы,
Вы, равнодушные счастливцы,
Вы, школы Левшина птенцы[2]
.


Но почему-то все приводят его в связи с описанием гастрономических рецептов Левшина. Типа, эпикурейцы – любители поесть, а потом и поспать. Ну, в общем, такие «добрые ленивцы». Естественно, самого Пушкина после школы полностью мало кто читал. Между тем, в «Евгении Онегине» дальше ничего про еду не пишется. Более того, как-то все не про кулинарию:

Вы, деревенские Приамы,
И вы, чувствительные дамы,
Весна в деревню вас зовет,
Пора тепла, цветов, забот.

А потом и вовсе – про могилу Ленского «в тени двух сосен устарелых» на краю села. Похоже, что именно деревню и помещичьи заботы и имел в виду Пушкин в этой главе. Что в целом, легко связывается с соответствующими трудами В.Левшина. Ведь, чего он только не писал об этом. "Словарь коммерческий, содержащий познание о товарах всех стран, и названиях вещей главных и новейших, относящихся до коммерции, также до домостроительства; познание художеств, рукоделий, фабрик, рудных дел, красок, пряных зелий, трав, дорогих камней и проч.", "Ручная книга сельского хозяйства всех состояний", "Полное наставление, на гидростатических правилах основанное, о строении мельниц каждого рода: водяных, также ветром, горячими парами, скотскими и человеческими силами в действие приводимых", "Книга для охотников до звериной, птичьей и рыбной ловли", "Карманная книжка скотоводства", "Красильщик, или Настоятельное наставление о искусстве крашения сукон, разных шерстяных, шелковых, хлопчатобумажных и льняных тканей, пряжи и проч.". За эти-то и прочие работы, заметим в скобках, Левшин удостоился в 30-е годы XVIII века звания "технического консультанта мелкопоместного дворянства"[3].

Домоводство

Но вернемся к нашей кулинарной теме. Возьмем вышедший в 1795-96 гг «Словарь поваренный, приспешничий, кандиторский и дистиллаторский». Достаточно объемная (больше 1500 страниц и 10 томов) и, вместе с тем, запутанная книга, состоящая из разделов: Поварня русская, Берлинская, Австрийская, Богемская и Саксонская, поварня Мещанская и Новая. Каждый из них включает в себя главы «до кандитора», «до дистиллатора» и т.п., причем перемешанные до безобразия. Плюс к этому «Всеобщий словарь»  блюд, включенных в книгу. В общем, произведение, несомненно, любопытное, но очень трудное для чтения и, особенно, поиска чего-нибудь нужного. Так, что же с авторством?
Книга 2

Книга вроде бы написана В.Левшиным. Но не все так просто. Начнем с того, что на титульном листе фамилия автора не приведена. Серьезные академические источники и документы об авторстве Левшина упоминают очень невнятно.

В материалах Института русской литературы (Пушкинского дома), похоже, содержится многое объясняющая фраза: «Разнообразны были и компилятивные издания Левшина. Он был автором многочисленных сельскохозяйственных и экономических руководств, наставлений по домоводству, ветеринарии, которых он выпустил в свет до восьмидесяти». Похоже, именно поэтому Левшин и не решился поставить свое имя на обложке книги. По сути, речь идет о книге рецептов и советов, собранных из разных источников - русских и иностранных книг, писем читателей, советов знакомых и т.п.

Кстати, обратите внимание. Ну, какой писатель не захочет сделать себе рекламу, подчеркнуть лишний раз свое авторство еще одной книги? А вот В.Левшин и здесь весьма осторожен. В напечатанной в этом же году рукописи, он дает довольно туманную ссылку на то, что приготовление ряда блюд «со всевозможной ясностью описано в новоиздаваемом весьма полезном для каждого домоводства сочинении, под заглавием «Словарь поваренный, приспешничий, кандиторский и дистиллаторский», печатаемом в Москве в Университетской типографии, сего 1795 году… Всяк, купивший оную книгу, об употребленных на нее деньгах не пожалеет»[4].






[1] В.Похлебкин. Из истории русской кулинарной культуры. М., 2008, с.39.
[2] Пушкин А.С. Собрание сочинений. Том второй. М., 2006, с.349.
[3] Подробнее см.: Шкловский В.Б. Чулков и Левшин. Л., 1933.
[4] Левшин В. Всеобщее и полное домоводство. М. 1795, с.111.
Tags: Василий Левшин, История русской кухни, Лица русской кулинарии, Русская кухня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments