p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Медовик Чичкина

Все любопытные открытия делаются случайно. В этом я давно убедился. Можно долго и упорно копаться в архивах, старинных книгах. А бывает – раз – и какая-то мелочь выводит тебя на совершенно удивительный факт или судьбу. Так и произошло недавно.


Не секрет, что мы с Ольгой Сюткиной помимо исторических исследований работаем и над рядом ресторанных проектов. Помогали с историческими консультациями и недавно открывшейся «Московской кухмистерской». Кухня середины XIX века не так уж далека от нас. Есть и живые свидетельства той эпохи. И мне было приятно собрать вместе этот «пазл» - сегодняшних рестораторов, восстанавливающих ту кухню. И музейщиков, бережно сохраняющих память и предметы той эпохи. Так и родилось с нашей подачи это сотрудничество между «Московской кухмистерской» и подмосковной Музеем-усадьбой «Мураново».  Там даже проходила фотосессия с блюдами нового ресторана. Да-да именно на исторической кухне, сохранившей интерьер той эпохи.




Разглядывая получившиеся снимки, я обратил внимание на один из них. Торт «Медовик» был снят с давно знакомым мне по поездкам в «Мураново» стаканчиком-баночкой. На нем стояла синяя надпись «А.В.Чичкин». Ну, Чичкин и Чичкин, - как-то не обратил я тогда внимание на это. А тут вместе с коллегами-рестораторами начали копаться. И не зря!

«Поэты поэтами, но ведь и бочкою масла, и головкою сыра, и бутылкою вкусного молока можно в равной степени славить свое Отечество, служить благу и расцвету родной земли». Эти слова принадлежат Александру Васильевичу Чичкину. Основателю молочной империи, совслужащему, репрессированному врагу народа и заслуженному ученому. Но расскажем обо всем по порядку.



Александр Васильевич Чичкин (1862-1949)

Судьба этого человека – яркая иллюстрация того, как упорством и настойчивостью можно было пробиться из самых низов. 1862 год – буквально «вчера» отменено крепостное право. А в селе Коприно, Рыбинского уезда, Ярославской губернии в семье волжского лоцмана рождается мальчишка Сашка. Что было бы с ним сегодня? Окончил бы школу, отслужил бы в армии, работал бы до пенсии или до цирроза печени трактористом… А теперь оценим «социальный лифт» в той России.

Судьба распорядилась так, что именно в селе Коприно в 1870 году Николай Верещагин (будущий «отец» вологодского масла, о котором я писал здесь) и его товарищ бывший флотский лейтенант Владимир Бландов впервые в России начали производство голландских сыров в основанной ими (при кредитной поддержке уездного земского собрания) артельной крестьянской сыроварне.

Тогда сыроварение в России вообще стало развиваться быстрыми темпами. Даже  В. И. Ленин отметил этот факт в своей работе «Развитие капитализма в России»: «…в Копринской волости Рыбинского уезда Яросл. губ. отмечается распространение сыроварен — по инициативе „известного учредителя артельных сыроварен В. И. Бландова“». Стали появляться артели в других губерниях. В 1871 году Владимир Иванович на основании постановления земского собрания получил ссуду в размере 500 рублей на устройство общественной сыроварни в Гдовском уезде Санкт-Петербургской губернии.



Владимир Иванович Бландов (1847-1906)

Так вот именно Сашка Чичкин и попался на глаза сырозаводчику. При Копринской сыроварне В. И. Бландов организовал филиал школы молочного хозяйства. А наиболее способных учеников он отправлял в Москву продолжать образование. Им и стал Чичкин.

Бладнов помог мальчишке в 1886 году окончить сначала реальное училище, потом Петровскую сельскохозяйственную академию, после которой он еще три года стажировался в институте Пастера в Париже. Вы можете представить себе сегодня такого работодателя? Который вкладывал бы деньги в студента, не заботясь о том, будет ли он у него работать или завтра уйдет «на сторону»?
 

Впрочем, «на сторону» не ушел. А наоборот вошел в семью. По приезде из Парижа Чичкин женился на дочери В.Бландова, что теперь уже точно определяет его дальнейшую карьеру. Вскоре в 1888 году открывается его первое торговое предприятие на Петровке, 17. Обученный в Европе специалист, он ясно понимает, что этот бизнес вполне можно «тиражировать» и начинает создавать магазинную сеть. В годы ее расцвета она включала в себя более 90 заведений. Здесь Чичкин опередил даже своего тестя, развивавшего собственные торговые точки.



Магазин Чичкина на Арбатской площади в Москве

Тут надо сказать, конечно, и о рекламной смекалке будущего миллионера. Пастеризация молока тогда еще как-то не очень дошла до российской розницы. То есть, где-то была, но народ относился к ней с изрядным подозрением. И тут как нельзя кстати пришелся великолепный трюк Чичкина. Каждый день служащие его магазинов выливали нераспроданный товар на глазах у многочисленных посетителей. И ставили на витрины бидоны и кружки со свежим молоком. «Настоящая свежесть», - этот девиз мог быть написан на дверях его магазинов. Вкупе с организованной по железной дороге быстрой доставкой свежего молока из отдаленных деревень губернии это давало неоспоримые рекламные козыри.

В 1910 году Чичкин запускает свой самый грандиозный проект. В Москве открывается один из крупнейших в Европе заводов, выпускающий более 150 тонн молока в сутки. Успехи в бизнесе вскружили голову молодому миллионеру. Собственные автомобили, на которых он разъезжает по улицам. На своем «Роллс-Ройсе» он почти каждый день приезжает на Ходынское поле, где его ждет его же аэроплан «Фарман». Множество знакомств, фрондерство. По примеру старшего коллеги - Саввы Морозова – он даже помогает большевикам. Знакомство с В.Молотовым и П.Смидовичем неожиданно окажет ему немалую пользу позже – уже в новой Советской России.

А тогда им была создана целая империя. Перед Первой Мировой она включала в себя два молочных завода (в Москве и Одессе), творожно-сметанный филиал, 40 маслозаготовительных станций, 91 магазин (каждый был облицован белой плиткой, а над входом непременно висела табличка «А.В. Чичкин»), первые в Москве грузовые автомобили - в парке компании их было 36, плюс 8 легковых автомобилей, сотни лошадей и три тысячи сотрудников.




А дальше была революция. Неожиданная для многих. И заставшая врасплох. В 1918 году Чичкин в Одессе, откуда со множеством знакомых эмигрирует во Францию. Его заводы и магазины, ясное дело, национализированы новыми властями. А по сути, разграблены и разорены.

«50 лет в строю» - я хорошо помню, как в дедовском книжном шкафу стояли эти изданные в СССР 2-томные мемуары графа А.А.Игнатьева. После Октябрьской революции царский офицер перешёл на сторону Советской власти, оставив пост представителя Русской армии при французском генеральном штабе в Париже. В 1925 году передал советскому правительству денежные средства, принадлежавшие России (225 млн франков золотом) и вложенные на его имя во французские банки. А позже граф вернется в СССР, где и продолжит военную службу.




Так вот именно он - Алексей Алексеевич Игнатьев - и станет тем человеком, благодаря которому в новую Россию вернется и заводчик Чичкин. По его рекомендации советские власти благожелательно отнесутся к возвращению бывшего владельца «молочной империи». Сыграет свою роль и знакомство Чичкина со старыми большевиками, занявшими видные посты в советской иерархии. Представленный Микояну, он быстро становится его советником. А в годы нэпа по старой привычке он открывает свой молочный магазин в Москве.

Полагаю, что об этом своем шаге Чичкин не раз жалел в последующие годы. И то сказать, время для этого у него было. С 1929 по 1931 годы он отбывал «трудовое перевоспитание» в Северном Казахстане. И в общем, надо признать, легко отделался.

В 1931 году благодаря ходатайствам В.Молотова и А.Микояна Чичкину разрешили вернуться из ссылки и даже предоставили работу в наркомате. Там в 1930-40-е он работает консультантом, читает лекции по устройству молочного дела и даже объявляется ударником очередного пятилетнего плана.

То, что бывший миллионер был «прощен» советской властью, подтверждается и фактом захоронения А.В.Чичкина в 1949 году на Новодевичьем кладбище. Прощались с ним всем Министерством мясной и молочной промышленности РСФСР. Организовал же траурные мероприятия А.И. Микоян...

*   *   *

Имя Чичкина порядком позабылось сегодня. И то, что коллеги решили назвать им новое блюдо, я всячески приветствую. Пусть будет этот медовик Чичкина. Ведь он делался из сметаны, которую доставляли в начале века в усадьбу Мураново в этом самом стакане. А заказывал ее не кто иной, как владелец дома – Иван Федорович Тютчев - сын великого русского поэта.

Вот я задумался и, кажется, понял. Это очень удачный пример из прошлого русской кухни. Не высосанный из пальца исторический рецепт. Вроде арзамасского рыбного пирога, вся «история» которого основывается на неверно понятой цитате из словаря В.Даля. А новое блюдо, созданное по мотивам старых вкусов русской кухни. Названное в честь реально существовавшего человека. Внесшего немалый вклад в нашу кулинарию. Блюдо, ингредиенты которого имеют четкую связь с продуктом, местом, предметом. Все это строго документировано и доказано. Может быть, это тоже один из путей воссоздания великой русской кулинарии?


Tags: Александр Чичкин, Молоко, Мураново, Усадьбы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Битва пончика и пышки

    Споры о том, как правильно называть эту выпечку, похоже, бесконечны. И альтернатива «бордюр-поребрик» меркнет перед этой эпичной дилеммой.…

  • От ведра до мерзавчика

    Многие названия водочной тары, принятые в прежние времена, прочно забыты, а жаль, – настолько они точны и живописны. Сейчас…

  • Гусь и килька для гостей чемпионата

    Накануне Чемпионата мира по футболу начинается активное продвижение национальной уличной еды. Что же будет предложено? – Блины с икрой, тульские…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments