Павел Сюткин (p_syutkin) wrote,
Павел Сюткин
p_syutkin

Category:

Блокадная Молоховец

Позвонила Маргарита Николаевна Куткина, поблагодарить за книгу. А ведь это мы должны ее благодарить. Просто, где была бы вся советская кулинария, не будь этих энтузиастов-подвижников. Сейчас она заведует кафедрой в СПБ Торгово-экономическом университете.
Куткина, Ковалев
А вообще, М.Куткина – была ближайшей помощницей Николая Ковалева еще в Ленинградском институте советской торговли (ЛИСТ). Этот известнейший советский ученый-технолог, прославился еще одной стороной своего творчества – историей русской кулинарии. Именно его перу принадлежат вышедшие задолго до В.Похлебкина работы, где наша кухня рассматривается не как набор щей, каш и блинов. А как часть культуры народа, испытавшая на  себе все тяготы нашей истории. Мы много писали об этом. И искренне гордимся, что нам удалось упомянуть о его заслугах.


Так вот, когда был в гостях у Маргариты Николаевны, показала она мне свою семейную реликвию. Последнее прижизненное издание Молоховец. В начале 1917 года его успела выпустить Типография Петроградской трудовой Артели. Чуть более чем через год – в декабре 1918 года Елена Молоховец умрет в голодной столице, оказавшись ненужной новым властям.
Куткина МН 017 сж
А вот книга ее (с собственным автографом автора) прожила долгую жизнь. Переходя из рук в руки в семье Куткиной, она чудом спаслась в блокадном Ленинграде.

- Просто не понимаю, как сберегли эту книгу в 1941-44 годах. Как не попала она в печку на растопку в самые лютые морозы. Видно что-то хранило ее для меня, - говорит Маргарита Николаевна.

Потом уже у нее появились и другие раритетные кулинарные издания. Но Елена Молоховец – самое ценное и хранимое сокровище библиотеки.
Павловская-
- В 70-х годах меня направили преподавать на Высших кулинарных курсах, - рассказывала мне Маргарита Николаевна. -  Это был ужас. У меня был по тем временам 7-й разряд повара, но с ресторанной кухней я была мало знакома. А там все слушатели были из столовых, ресторанов. Практики у них было более чем. Но эти практики не могли ничего сказать. Руками они тебе покажут, что хочешь. А словами высказать – очень тяжело. А названия все в меню шли – «беф-стуфад», «беф-буле», «баранина нуазетт» и т.п. Нам-то это в институте не  давали. Все шло по социальной линии, по сборнику рецептур. Сами слушатели были взрослыми, состоявшимися специалистами. И чтобы такой молодой преподаватель, как я, мог выйти к ним, меня готовили. Вот тогда-то и пригодились они мне: Зеленко, Александрова-Игнатьева, Ольга Павловская. И я ночами их читала. Детальные описания блюд брала из этих источников.

В правильные руки попала сохраненная в блокаду книга Молоховец.
Tags: Байки старых кулинаров, Маргарита Куткина, Николай Ковалев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments