p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Что тут скажешь? - Крапивное семя...

Помнится, когда зимой экономическая политика властей достигла очередного небывалого успеха, мэр Вологды посоветовал горожанам питаться крапивой, чтобы легче перенести повышение цен. Дело было в феврале. «Понятно, что придет весна — пойдет крапива, и будет легче. Но до весны еще дожить надо», — сказал мэр, видимо, хорошо знакомый с принципом сезонного питания.



Нет, ну конечно, крапива и лебеда всегда выручали россиян в трудную годину. И блюд из нее в русской кухне немало. Вот, к примеру, писал я недавно про щи из крапивы. Вкусная, надо сказать, вещь. Впрочем, и Европе крапива знакома. Гелия Делеринс как раз и попыталась рассказать о том, что же там с этим растением делают. И кстати, почему высказывания российских чиновников все чаще вызывают в памяти фразу «крапивное семя»:

Крапива и лебеда еще страшнее, чем брюква, которая исчезла из рациона не только россиян, но и жителей Западной Европы. Все они хорошо помнят военное время. Добровольно есть ни брюкву, ни крапиву никто не станет. «Да тут только крапива и лебеда», — говорим мы обычно, когда смотрим на пустырь и хотим сказать, что пришло время прополки. Все это сорняки, с которыми полагается бороться. Крапиву еще признают в виде народного лекарственного средства. Средневековые травники вслед за народными поверьями утверждали, что крапива останавливает кровь и улучшает кровообращение. А о том, как быстро начинает кровь течь в жилах, расскажет каждый, кто хоть раз попал с голыми ногами в крапивные заросли.

Попробуйте сварить крапивный стебель — вы увидите, что он жесткий, как веревка, его не только не разгрызть, но и не разрезать. Из таких стеблей и плели веревки, причем плотные корабельные тросы — крапива все выдерживала. В сказке «Дикие лебеди» бедная Элиза, которую хочет погубить мачеха, вяжет из крапивы рубашки для своих заколдованных братьев. То есть тоже использует крапиву как пряжу, а не как еду.





Еще одно совсем не аппетитное применение крапивы стало предметом яростных споров крестьян с бюрократией Евросоюза — это так называемые крапивные войны. Крапивный настой традиционно употребляли как средство для полива растений, это натуральный инсектицид. Его больше всего любят органические сельские хозяйства, и его распространение постоянно растет. А Евросоюз, которому не нравится, что жизнь диких трав не построена по ранжиру, борется с каждой попыткой свободной природы презреть человеческие законы. Борется, в частности, и с крапивным настоем. Ведь его изготавливают по неведомым науке дедовским способам, которые и не проверишь — полезные они или вредные. А защитники настоя, в свою очередь, выходят на демонстрации и требуют разрешить им употребление удобного для них препарата. Так что пока вологодский градоначальник использует крапиву как символ покорности судьбе — мол пусть цены и голод, крапивой будем питаться, — в то же самое время французское крестьянство выбрало крапиву как эмблему мятежа и недовольства. Ничего удивительного, такое уж это непокорное растение. Растет где попало, жжется, да еще и высечь крапивой можно очень больно.

Потому что крапива — все-таки Золушка, нелюбимая дочь садовника, недаром ее противопоставляют розам. Виктор Гюго упоминает ее в своем стихотворении «Паук» вместе с другими столь же симпатичными существами, которых, как казалось писателю, несправедливо обижают. Они тоже хотят любви, — говорит Гюго, — бедные дети ночи.

И все же крапиву всегда ели, придется признать. Не от хорошей жизни, конечно, но ели еще с античных времен. Ее изображение красуется в старинных травниках, и средневековые люди хорошо знали, как именно сделать из нее съедобное и даже вкусное блюдо. Весь секрет в том, чтобы использовать только очень молодые, верхние листочки. В них еще нет тех прочных нитей, которые так пригодились бедной Элизе и которые так неприятно было бы встретить в тарелке. Таких листьев на каждом растении, на самой его верхушке, всегда четыре-пять.

Если бросить их в кипяток на несколько минут, вынуть, отжать и нарезать, а потом смешать с крупой, то получится традиционное крестьянское блюдо, знакомое не только во России, но и во Франции. К ней добавляют еще лук и кусочек масла, и тогда блюдо начинает быть уже не просто спасающим в крайнем случае, но и полновесным, и сытным. Во Франции есть еще один, схожий рецепт — крапиву в нем томят с луком в сливках, а крупу сначала прожаривают на сливочном масле. При этом, крапиву лучше не собирать ни в городе, ни вдоль дорог, где она могла бы впитать в себя все те вредные вещества, которые содержатся в выхлопных газах.




Крапиву даже стали выращивать. Это совершенно хипстерская еда. Вологодскому мэру повезло: некому было напомнить ему, что на калифорнийских рынках крапиву продают за доллары, и в переводе ее цена могла бы заменить кусок вологодского масла.

Крапивный суп тоже готовят не только в России, но и во французской провинции — с картошкой и крутым яйцом. Французы кладут в него мускатный орех (так, чтобы не перебил вкус, а подчеркнул его). Замечательны и открытые французские пироги из крапивы, присыпанные тертым сыром. И даже недрожжевые блины — в Эльзасе их пекут на Ивана Купалу, самый колдовской день в году.

Выпечь такие открытые пироги можно и сейчас. Те самые молодые листья, из которых только и нужно готовить, необходимо нарезать или пропустить через блендер. Одной крапивой, правда, французы не обходятся, и на удивление тем, кто предлагает питатьтся этим растением ради экономии, желают добавлять к ней мясо. Берем фарш, вернее, даже два: половину говяжьего и половину из свинины, смешиваем с крапивой и яйцами. Эту смесь солим, перчим и добавляем мускатный орех, а затем тушим на сковородке на сливочном масле, пока мясо не поменяет цвет, не пустит немного сока и не пропитается крапивным соком. Крапива, правда, потеряет от температуры свой чудесный цвет, но зато останется ее вкус. Берем готовое рубленое недрожжевое тесто, выкладываем его на промасленный противень, а на него — начинку из фарша, и еще сверху смазываем яйцом. В духовке такой пирог будет готов тогда, когда вы почувствуете, что пропеклось тесто, начинка-то ведь была уже готова.




В русском языке от засилья крапивы появилось выражение «крапивное семя» — дескать, много ее, никчемной, сама родится и множится. Применяли его к чиновному люду. Вот, например, у Мельникова-Печерского: «Купцов хороших ни единого, дворян хороших тоже нет, одно крапивное семя — чиновники». Молодая крапива, конечно, вкусная трава, но к ней требуется мясо и масло, яйца и пряности. Там, где хозяйство не заросло крапивой в переносном смысле, вполне можно есть крапиву и в прямом. Но импортозамещение из нее никудышное, что бы ни мечталось вологодскому мэру.


(На верхней картинке – Сергей Позняк,
иллюстрация к сказке Г.К.Андерсена "Дикие лебеди")


Tags: Крапива, Продовольственные санкции
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Вспоминаем щи из крапивы

    Готовить из всякой не только огородной, но и дикой зелени – не обязательно примета трудных времен. Крапива, щавель, борщ, медуница, спаржа,…

  • На подножном корму

    А ведь, действительно, так и должно быть. Издавна люди питались продуктами, которые их окружали. А сегодня? Попробуйте открыть холодильник и…

  • Ботва для праздника

    Ботвинья - одно из самых популярных летних блюд русской кухни. Это раньше она была повседневным кушаньем. Сегодня же приготовить ее - настоящий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments