p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

И в борьбе с "зеленым змеем" побеждает змей

«Остановка «Винный магазин», следующая остановка - "Середина очереди». Эту шутку 1980-х годов многие с горькой улыбкой вспоминают в эти дни. Ведь 30 лет назад 16 мая 1985 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ "Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренении самогоноварения". Началась знаменитая борьба Горбачева с водкой.



Спустя 30 лет инициатор кампании признал ее ошибкой. "Считаю, что антиалкогольная кампания все-таки была ошибкой в том виде, как она проводилась. Надо было проводить не кампанию, а планомерную долгосрочную борьбу с алкоголизмом. Вытрезвление общества нельзя проводить наскоком. На это нужны годы", - заявил он в интервью "Комсомольской правде".

Впрочем, вспомнить все иногда бывает полезно. Чем и занялись журналисты BBC, вернувшись в обстановку той эпохи.

Предпосылки

Случайно или нет, но лишь два российских правителя за всю историю, Николай II и Михаил Горбачев, пытались ввести полный или частичный "сухой закон", и оба кончили плохо.



Вместе с тем, до революции Россия не была зоной трезвости, но не являлась, по мировым меркам, и сильно пьющей страной. По официальным данным, в 1913 году потребление, без учета самогона, составляло 4,1 литра чистого спирта в год на человека. Особый вклад в алкоголизацию внесли два монарха: Иван Грозный, при котором на Руси появились кабаки, и Петр I, приучивший правящий класс гордиться "победами над Бахусом".

"Быть пьяным по все дни, и трезвым не ложиться спать никогда", - гласил пункт 1 собственноручно написанного им "устава Всепьянейшего Собора". Если царь Иван руководствовался финансовыми соображениями, то Петру, судя по всему, это просто нравилось.




С 1917-го по 1985 год в СССР имели место пять антиалкогольных кампаний, включая последнюю, самую масштабную. Потребление спиртного скачкообразно увеличилось сразу после войны и затем росло медленно, но неуклонно, достигнув к 1976 году 10,17 литра, а к 1985-му 10,45 литра на душу населения.

Поскольку, как принято считать, 80% алкоголя потребляют совершеннолетние мужчины, выходило около ста бутылок водки в год на каждого из них.

По данным руководителя Центра разработки национальной алкогольной политики Павла Шапкина, Советский Союз находился по этому показателю на 16-м месте в мире. Во Франции соответствующая цифра была почти вдвое выше.

Однако другие страны выбирали свою "норму" в основном за счет сухого вина и пива, а в СССР налегали на водку и недоброкачественные, зато дешевые крепленые вина, которые сам же народ прозвал "чернилами". В Европе привыкли "употреблять" часто и по чуть-чуть, а немалая часть россиян напивалась до положения риз, что вело к преждевременным смертям, преступлениям, семейным конфликтам и невыходам на работу.

Кто так решил?

Имеет широкое хождение теория, приписывавшая авторство антиалкогольной кампании членам политбюро Егору Лигачеву и Михаилу Соломенцеву, склонным сводить все проблемы к тому, что строители коммунизма сильно пьют, и вообще разболтались.
Однако дела такого масштаба в СССР без одобрения первого лица не делались.


Егор Кузьмич Лигачев

Люди, работавшие с Горбачевым в Ставрополе, свидетельствуют, что Михаил Сергеевич, выезжая в районы и садясь, по номенклатурной традиции, за обильный стол, неизменно наливал себе лишь минеральную воду. Остальным, правда, демократично предлагал "не стесняться", но под взглядом "первого" местным начальникам как-то не пилось.

Услышав во время одного из "хождений в народ" жалобы на водочные очереди, Горбачев отрезал: "А вы не стойте!".

По бутылке в руки

Производство водки сократилось на 25 процентов. Были закрыты или перепрофилированы 83 спиртовых, 14 ликероводочных и порядка тысячи мелких винных заводов.

Самая дешевая водка стала стоить 9 рублей 10 копеек за бутылку против 4 рублей 70 копеек до начала кампании.

Торговлю алкоголем ограничили немногочисленными специализированными магазинами, работавшими с 14:00 до 19:00. Вскоре дневной запас кончался, так что наученная опытом толпа ломилась в двери, не соблюдая никакой очереди. У прилавков возникали драки.




В руки отпускали по одной бутылке. На свадьбу или поминки можно было взять десять, предъявив соответствующие документы. В то же время правительство отказывалось ввести талоны на алкоголь под тем предлогом, что не надо, мол, навязывать его тем, кому он не нужен.

В стране, привыкшей жить в условиях нехватки всего и вся, возник новый жесточайший дефицит. Бутылка водки превратилась в эквивалент твердой валюты. Резко выросло самогоноварение. Из магазинов стал исчезать сахар, а также одеколон и моющие жидкости.

Вместо пива стали продавать безалкогольное "Пивко". Люди шутили, что на очереди "винишко" и "водчонка". Народ, как водится, откликнулся частушками: "Что так жалобно поешь, Алла Пугачева? - Да шиш теперь вина попьешь с Мишкой Горбачевым!". И того хуже: "На недельку, до второго закопаем Горбачева. Откопаем Брежнева - будем пить по-прежнему". Когда после чернобыльской катастрофы в магазинах Киева появилось сухое красное вино, повышающее сопротивляемость организма радиации, граждане сразу поняли, что экологическая обстановка в городе действительно неважная.

Удар сплеча

Москвичи в ликеро-водочном магазине. Фотография 1950 года


С первых же дней антиалкогольной кампании акценты сместились: речь пошла не о борьбе с пьянством, а о борьбе за абсолютную трезвость. Тон задал Лигачев, заявивший: "Задача не в том, чтобы научить людей пить культурно, а в том, чтобы научить не пить вовсе". И где это говорилось? На собрании партхозактива винно-коньячной Армении!

В указе говорилось о сокращении производства водки и дешевых плодово-ягодных вин. Легкое виноградное вино и пиво не упоминались, однако удар был нанесен и по ним.

Импортное оборудование для новых пивзаводов ржавело на складах. Площади виноградников в Молдавии сократились с 210 до 130 тысяч гектаров, на Северном Кавказе с 200 до 168 тысяч. 60 тысяч гектаров выкорчевали на Украине. Среднегодовой сбор винограда упал с 850 тысяч до 430 тысяч тонн. Всего было потеряно 30% виноградников по сравнению с 22% во время Великой Отечественной войны.

Бывший секретарь ЦК компартии Украины Яков Погребняк утверждал, что Лигачев, находясь в отпуске в Крыму, якобы велел уничтожить винотеку завода "Массандра", где хранились образцы продукции за 150 лет, и уникальную коллекцию спасло только вмешательство главы республиканской парторганизации Владимира Щербицкого, позвонившего Горбачеву.

Директор ВНИИ виноделия и виноградарства "Магарач" профессор Павел Голодрига покончил с собой, видя, как гибнет дело его жизни.

Возникли трения в отношениях с Венгрией, Румынией и Болгарией, где большая часть сухих вин производилась для экспорта в СССР.

Новый год без шампанского

С большой помпой было создано Всесоюзное общество трезвости, члены которого брали на себя обязательство не брать в рот спиртного ни при каких обстоятельствах. Туда начали "добровольно-принудительно" записывать тех, кто занимал в обществе какое-то положение и кому было что терять.




В Киеве под местный филиал общества трезвости отдали, ни много ни мало, здание городского управления КГБ, освободившееся после переезда чекистов в более просторное помещение.

Сотни людей, попавших под горячую руку, лишились партбилетов и работы. Ходил анекдот о чиновнике, приказавшем взяткодателю: "Отоприте дверь, не то подумают, что мы тут выпиваем!".

На приемах в посольствах СССР гостей перестали обносить знаменитой русской водкой. Иностранцы пожимали плечами и посмеивались.

СМИ пропагандировали безалкогольные свадьбы и новогодние застолья с лимонадом.


Безалкогольная свадьба

Без тени улыбки обсуждалось, надо ли вырезать из старых фильмов алкогольные сцены и можно ли показывать детям советский боевик "Достояние республики", в котором герой Андрея Миронова поет: "Шпаги звон, как звон бокала, с детства мне ласкает слух".
Режиссера Эльдара Рязанова, позволившего себе легкомысленные шутки по этому поводу во время телевизионного капустника, немедленно одернули в газетах "сознательные трудящиеся".

Ссылки на неудачу "сухого закона" в США отметались. Партийные пропагандисты не говорили прямо, но ясно давали понять, что это в Америке запретами ничего не добьешься, а у нас перестанут пить как миленькие!

"Русские не сдаются"

Тем не менее, антиалкогольная кампания не достигла цели, принеся бюджету за два года 47 миллиардов рублей убытка, а Горбачеву - прозвище "минеральный секретарь".

Официально она не отменялась, о ней просто перестали говорить и постепенно свернули. К 1989 году производство и продажа спиртного вышли на прежний уровень.




Весной того же года последний раз напомнило о своем существовании Общество трезвости, получив по квоте общественных организаций одно место на Съезде народных депутатов.

Горбачевская борьба с пьянством была последней классической советской политической кампанией. Командовать народом столь бесцеремонно больше уже никто не пытался.

Она преподнесла еще один урок: даже авторитарное государство не всесильно, люди, если хотят, могут молчаливым сопротивлением свести на нет любые его мероприятия.

В тогдашних разговорах нередко сквозила своеобразная гордость: ничего, голь на выдумки хитра! Вы нас так, а мы из зубной пасты самогон гнать научимся! Русские не сдаются!

Противоречивые итоги

«На самом деле у этой кампании был абсолютный успех. В том смысле, что на какое-то время в стране стали реально меньше пить», - отметил как-то историк Леонид Млечин.

Газеты тех лет были полны устрашающими цифрами количества связанных с пьянством преждевременных смертей, разводов, потерянных рабочих часов и уголовных преступлений. При всей относительности таких подсчетов, пьянство действительно являлось проблемой.

Государственная продажа алкоголя в 1985-1987 годах упала в 2,5 раза. По оценочным данным, с учетом самогона и суррогатов, потребление спиртного сократилось на 25-30 процентов.

Согласно подсчетам демографов, ежегодная смертность в период действия антиалкогольных мер снизилась на 200 тысяч человек.
Рождаемость возросла на 500 тысяч в год, хотя здесь сыграли свою роль и так называемые "демографические качели", связанные с последствиями войны. Что точно можно отнести на счет антиалкогольной кампании, так это сокращение на 8% числа младенцев с тяжелыми врожденными болезнями.

Ожидаемая продолжительность жизни мужчин увеличилась на 2,6 года и достигла максимального значения за всю историю России.


Вот наглядно - тот самый эффект горбачевской кампании.
Не менее интересно и то, что произошло с потреблением алкоголя уже после Горбачева

Временно сократилась насильственная преступность. Так, согласно официальной статистике, количество убийств в РСФСР в 1985 году составило 12,2 тысячи, в 1986-м - 9,4 тысячи, в 1987-м - 9,2 тысячи, а потом снова резко пошло вверх.

Но, как отмечал в то время заместитель председателя КГБ СССР Виктор Грушко,  «мы получили целый букет проблем: астрономический скачок теневых доходов и бурный рост коррупции, исчезновение из продажи сахара в целях самогоноварения. Короче, результаты оказались прямо противоположными ожидаемым, а казна недосчиталась огромных бюджетных сумм, возместить которые оказалось нечем».

Провальными оказались экономические и политические результаты. Продажа алкоголя в СССР давала четверть розничного товарооборота. Уже в 1986 году правительству пришлось прибегнуть к печатному станку, резко выросли "денежный навес" и скрытая инфляция.

Специалисты единодушно считают антиалкогольную кампанию, наряду с падением нефтяных цен, одной из основных причин стремительного коллапса советской экономики.

Народ в подавляющем большинстве воспринял ее как очередную абсурдную прихоть власти, направленную, прежде всего, против простого человека.

Ну, а чтобы "снизить градус" споров, вспомним старый советский фильм. В котором все было ясно предсказано: "И в борьбе с зеленым змеем побеждает змей..."






Tags: Алкоголь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments