p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Интендант усмиряет Венгрию

Заграничные походы русской армии – отдельная и непростая тема нашей истории. Ведь, наряду с подлинным героизмом солдат и офицеров мы сталкивались там с обычными российскими бедами – воровством интендантов, глупостью начальников, косностью уставов и предписаний.  И все-таки не раз смекалка и здравый смысл помогали находить выход из трудных ситуаций.


Подавление венгерского восстания русскими войсками в 1849 году – не самая светлая страница нашего прошлого. И хотя русское вмешательство было осуществлено по просьбе австрийских властей, особой любви к нам среди местного населения это не породило. Напротив, русские войска встречались с настороженностью, хотя и старались не обижать мирных жителей.


Генерал-фельдмаршал И.Паскевич (1782-1856)


Впрочем, проблема возникла, как всегда, откуда не ждали. По условиям договоренности, австрийцы взяли на себя обязанность снабжения продовольствием русских войск. Конвенция об этом была заключена 23 мая 1849 года. Однако, пока велись эти переговоры, видя отчаянное положение австрийских войск фельдмаршал Паскевич приказал направить в Пресбург из Кракова одну сводную дивизию армейского пехотного корпуса под командованием генерал-лейтенанта Папютина. Дивизия взяла с собой провианта в ранцах на 4 дня, мяса, водки, фуража в вагонах также на 4-5 дней. Сверх того Папютину была отпущена значительная сумма на случай, если австрийское правительство не сможет предоставить достаточного довольствия. Штаб-офицерам приказано было выдавать во время пути на пищу по 1 рублю, обер-офицерам – по 50 копеек, а нижним чинам – по 10 копеек серебром в сутки.


Торжественное вступление русских войск в Краков на пути в Венгрию

А вскоре началось вторжение главных русских сил. 2,3 и 4-й корпуса русской армии, общей численностью около 150 тысяч человек и 40 тыс лошадей через Польшу вошли в Галицию - на территорию Австрийской империи. Чуть позже туда направлены части 1-го пехотного корпуса и 3-й резервный кавалерийский корпус. Для «удостоверения, будет ли в определенных количествах заготовлено продовольствие для наших войск» был командирован в Галицию полковник Федор Затлер. Изучив дела на месте, он составил нелицеприятный отчет.

Бумага была длинная с подробным перечнем припасов. А в заключение ее полковник Затлер присовокупил, что «вообще нельзя надеяться, чтобы Австрийское правительство было в  состоянии из скудных запасов Галиции продовольствовать безостановочно нашу армию до новых урожаев. Поэтому необходимо усилить подвозы наших собственных запасов из Царства Польского».

Но, несмотря на предпринятые меры, Затлер как в воду глядел. Трудности возникли уже в городке Кашау (Кошице). Новый хлеб еще не был снят с полей, а прежних запасов ни в городке, ни вокруг него не было. При всех усилиях интендантских служб не было возможности купить в неделю в окрестностях Кашау более 2100 четвертин муки и 100 четвертин круп, что составляло менее 2 % дневного продовольствия на 100 тысяч человек.


Край был истощен попеременным занятием его то австрийскими, то венгерскими войсками. Хотя все городские мельницы были употреблены исключительно для перемола казенной ржи, не было возможности перемолоть в сутки больше 360 четвертей.

Получив донесение о столь плачевном состоянии дел, главнокомандующий распорядился:
Впрочем, если указанные меры и могли помочь, то лишь там, где это было возможно. Была пшеница – ее поставляли. Мука практически отсутствовала. И выпечка хлеба для войск становилась главной проблемой интендантской службы. Лучше всех это представлял сам Затлер. И перспектива разжалования и позорного изгнания из армии совсем не нравилась ему. А кому тут пожалуешься – интендант всегда виноват. И все только с удовлетворением кивнут на такое решение начальства.
Полковник снова решил объехать город в поисках спасительного решения. Он заглянул, наверное, в каждый двор, не оставил без внимания ни одно хозяйство. При всей разоренности до голода населению было далеко. Запасы ржи, зерна были почти в каждом амбаре. Но хлеб! Как все это превратить в муку на нескольких старых мельницах, не справляющихся со своей работой?



Ласло Патики (1857-1912). Мельница (Венгерская национальная гелерея)


И тут вдруг у него родилась идея. Следует сказать, что мысль эта была спасительной не только для Затлера, но и для всего русского экспедиционного корпуса. Она позволила раз и навсегда решить проблему муки и выпечки хлеба в войсках. Добравшись до штаба, он тут же написал подробное письмо начальству. А через несколько дней генерал-фельдмаршал Паскевич издал приказ…

По итогам венгерской кампании за отличное исполнение обязанностей Затлер был произведён в генерал-майоры и награждён австрийским орденом Железной Короны 1-й степени. 26 ноября 1851 г. награждён орденом св. Георгия 4-й степени.

А много лет спустя Федор Карлович посвятил себя военной науке.  Он первый у нас разработал важнейшие вопросы снабжения войск. Показал своими сочинениями, какое громадное влияние оказывает на ход военных операций надлежащее устройство продовольственной части армии. К числу главнейших его трудов относятся: «Записки о продовольствии войск в военное время» (1860—1865 гг., 4 части), «О госпиталях в военное время» (1861 г.), «Несколько слов о продовольствии войск в Придунайских княжествах в 1853 и 1854 годах» (1863 г.), «Краткий критический обзор механизма армии в военное время во Франции, в Австрии, в Пруссии и у нас, преимущественно по интендантской части» (1867 г.)



Федор Карлович Затлер (1805-1876)


Но что же такое предложил полковник Затлер командованию в том далеком 1849 году в Кошице?  Это и будет, как вы понимаете, нашей сегодняшней субботней кулинарной загадкой. Ответ традиционно в комментах поздним вечером.

Tags: История русской кухни, Кулинарная загадка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments