p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Диета по-советски: Певзнер, колбаса и пряности

Чем диета отличается от здорового питания? Большинство людей считает, что любое ограничение рациона – это уже диета. Или все-таки она ближе к образу жизни?

Диета

Диеты для похудения начали набирать популярность в XIX веке, а в  начале XX века все уже знали про калории и энергетическую ценность продуктов. Именно в это время у обывателей складывается в головах опасное представление, что диета для похудения и для здорового питания – разные вещи. Порой противоречащие друг другу.

Интересно, что именно в СССР этому заблуждению развиться не дали. Даже в те тяжелые годы правительство старалось думать о будущем, жить не одним сегодняшним днем. Вот почему даже в голодном 1920 году был организован Научно-исследовательский институт физиологии питания. Его руководителем стал ученик и ближайший сотрудник И.М.Сеченова, один из основоположников русской (советской) науки о питании профессор М.Н.Шатерников.[1]

5

«Имеете ли вы высшее образование, а если нет, то преподаете ли в высшей школе?». - С легкой руки Леонида Утесова такая шутка ходила в конце 1920-х по поводу вопроса в анкете для поступления на работу в вуз.  Нужда в педагогах по всей стране была настолько велика, что брали людей, даже не имеющих диплома. Однако, именно тогда в нашу диетологию приходят выдающиеся специалисты, на многие десятилетия определившие развитие этой науки.

Сегодня на телевидении не часто увидишь программы, более или менее объективно показывающие то время. Тем приятнее для меня, когда это удается сделать, рассказать об ушедшей эпохе. Вот и в последнем выпуске передачи «Сделано в СССР» телекомпания «МИР» обратилась ко мне с этими вопросами.

3


На самом деле, эта тема порядком девальвирована сегодня и ассоциируется со всякими «похудательными» диетами. Тогда же ее «здоровый» компонент был гораздо актуальнее. Дело в том, что уже с середины 20-х годов в Европе (и, прежде всего, Германии) вопрос о здоровом питании – тема номер один в медицине. Наиболее пострадавшая в результате войны и репараций страна невольно оказалась перед дефицитом полноценных и качественных продуктов питания. В этой связи немецкая наука вынуждена была искать новые формы общепита, обеспечивающие продовольственные нормы для широких масс. Технологии консервирования, рафинирования, заморозки – все это было мощным подспорьем в создании индустрии питания, но одновременно требовало тщательного врачебного контроля.

Надо ли говорить, что этот опыт оказался весьма востребован в СССР? Ряд специалистов вообще полагает, что советский проект общепита был во многом заимствован с германского начала века. Способствовало здесь и то, что многие наши эксперты в свое время обучались в этой стране. Так, выдающийся диетолог профессор М.И.Певзнер[2], будучи еще молодым специалистом прошел стажировку в авторитетных клиниках Германии. В начале 30-х годов он - профессор, один из создателей Института питания Наркомздрава СССР, ставший впоследствие одним из авторов и редакторов первого издания "Книги о вкусной и здоровой пище" (1939 года). А еще чуть позже, по злой иронии судьбы, посмертно, - фигурантом дела "врачей-убийц".

4
Четвертый слева в первом ряду - М.И.Певзнер

Один из его бывших коллег даже дал развернутые показания следователям МГБ. «Националистически настроенные лица, группировавшиеся вокруг Певзнера М.И., постоянно восхваляли его как в стенах клиники, так и за ее пределами, везде и всюду прославляли, изображая создателем целой «школы», в основе своей крайне порочной. За 20 лет своего существования клиника лечебного питания в целом не стояла на марксистских, диалектических позициях, шла в разрез учению академика Павлова и не оправдала огромных затрат на нее государственных средств» [3] В общем, непростая была эпоха.

И, конечно, процесс выработки новой философии питания был не столь однозначен, как кажестя из сегодняшнеего далека. Советские ученые вряд ли выступили в нем совсем уж первопроходцами. Просто это была общемировая тенденция – изменение структуры питания населения в условиях массового промышленного производства, экономического кризиса и депрессии 30-х годов.

«Индивидуальное лечебное питание, - писал М.Певзнер, - удовольствие дорогое, недоступное для большинства людей, находящихся в санатории или в больнице. А для тысяч и миллионов людей в то время можно было предложить лишь «групповое» питание, ориентированное «на болезнь, а не на конкретного больного». Основные принципы этого питания были изложены М.Певзнером в его книгах «Рациональное и лечебное питание» (М.-Л.1927), «Основы лечебного питания» (М.-Л., 1937), «Рациональное и лечебное питание» (М.-Л., 1935).

1


Естественно этот процесс не был лишен конфликтов и споров. Но, кстати, сегодня многим они видятся совсем под «другим углом» зрения. Так, скажем, известны довольно жесткие высказывания В.Похлебкина относительно «врачебного» влияния на процесс становления общепита в СССР и роли в нем лично М.Певзнера:

«Певзнер решительно выступал против применения пряностей и приправ в советской кухне, как возбуждающих и вредных… яростно проклинал все жареные блюда и рекомендовал их приготавливать, в крайнем случае, на сливочном масле или маргарине… Он «научно» узаконивал сложившееся главенство в кулинарном деле не поварских, кулинарных, гастрономических качеств, а чисто организационно-технических мер… Певзнер и его последователи ввели и закрепили в советской кулинарии формальный подход к оценке пищи – сколько там жиров, белков, углеводов, минеральных солей»[4].

2


Но это – взгляд из сегодняшнего дня. А тогда в отсталой и аграрной стране (каким и был СССР в конце 20-х) роль медицины была огромна. Давайте говорить прямо: для подавляющей массы населения слово «санитария» вообще ничего не означало. Тяжелая эпидемическая обстановка, массовые желудочные заболевания, грязь и бескультурье  - все это было неотъемлемым элементом советского коммунального быта в этот период. И если уж врачей и можно было упрекнуть в чем-то, так уж скорее - в недостатке сил и средств для массового санитарного контроля. Но, понятно, этот укор не столько к ним, а к властям.

Поэтому звучащие из уст В.Похлебкина упреки может быть отчасти и справедливы с «абстрактной» точки зрения. С точки зрения, человека, полагающего, что вот существовала тогда прекрасная русская кухня – вкусная и питательная, а врачи сознательно испортили ее, заставив поваров считать калории и убирать острые вкусы. Однако, когда начинаешь оценивать их из той эпохи, понимая ее обстоятельства, все эти слова не кажутся такими уж бесспорными. До специй ли было в той стране? Можно ли было массового вводить критерий «вкусно/невкусно» для оценки государственного общепита, и кто его тогда оценивал бы?  Вот и применялись на практике простые и ясные способы оценки – граммы, калории, величина вложений и т.п. Сегодня это выглядит примитивным. А тогда было единственным способом ввести единые стандарты, приучить работников общепита хоть к каким-то формальным правилам, пресечь воровство и надувательство. Внедрить хоть какие-то понятия о диетической и здоровой пище.

Там конечно, режиссеры «ляп» сделали, начет того, что в «Книгу о вкусной и здоровой пище» были включены рецепты Похлебкина. Он еще в школу ходил, когда эта книга создавалась.

И еще один аспект из истории лечебного питания мне удалось озвучить в этой передаче. Это влияние еврейской кухни на советскую, в том числе диетическую.  Скажем прямо, будучи достаточно яркой, простой и выразительной, она завоевала немало сторонников. Опять же традиционный набор продуктов этой кулинарии (в ее бюджетном варианте) не предполагал каких-то уж особенных разносолов и вполне вписывался в скромный послереволюционный рацион. Добавив к этому декларируемый и реально существовавший в те годы интернационализм Советской власти, мы получим закономерный результат: еврейская кухня оказала огромное влияние на становление кухни советской.

6

В последующие годы ее блюда как весьма щадящие и полезные для желудка станут основой советского диетического питания и войдут в соответствующий раздел «Книги о вкусной и здоровой пище». Этот предмет как-то всегда оставался за рамками официальной истории. Между тем для объективного исследователя игнорировать вклад еврейской кухни в русскую и советскую традицию – попросту невозможно.

В общем, смотрите эту передачу на канале «МИР»:






[1] Шатерников Михаил Николаевич (1870-1939) - советский физиолог, заслуженный деятель науки РСФСР (1935). Ученик и ближайший сотрудник И. М. Сеченова. В 1896 окончил Московский университет. Профессор Московских высших женских курсов (2-го Московского университета; 1903-24); с 1917 (и до конца жизни) профессор медицинского факультета Московского университета (позже 1-й Московский медицинский институт). Одновременно (с 1920) был первым директором института физиологии питания. Под его руководством было положено начало разработке физиологических норм питания различных профессиональных и возрастных групп населения.
[2] Певзнер Мануил Исаакович (1872-1952) – в 1922 г. впервые разработал диеты для основных групп болезней (которые лягут в основу известных сегодня диетических «столов № 1, 2 и т.п.»).
[3] Из показаний Г.Л.Левина о деятельности "националистической группы" в клинике лечебного питания. – Архив А.Н.Яковлева, 2002-2012.
[4] Похлебкин В.В. Кухня века. М., 2000. С.185.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments