p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Это сладкое слово "конфета"

Конфетная история – вот один из многих сюжетов, который объединяет нас со всем миром. И правда, может ли любовь к сладкому быть какой-то особенной и составлять лишь чью-то конкретно национальную гордость?

0


Музей русского десерта в подмосковном Зеленограде – просто кладезь знаний и артефактов русской «сладкой» кухни. Которая, как оказывается, полна любопытных эпизодов и неизвестных страниц.

Впрочем и в самом музее есть секреты. Главный из них - это готовящаяся экспозиция «Конфектная лавка». Звучит непривычно? Просто теперешнее слово «конфеты» - производное от латинского «сonfectum» - приготовленное снадобье. Еще в словарях XVIII века это слово было мужского рода. И даже на коробочках XIX века можно прочитать «Конфект дамский». На первом месте было значение «конфект – это лекарство, приготовленное из проваренных плодов или трав».  И лишь потом – сладость.

3


В сегодняшних же словарях конфета – это изделие на сахарной основе, приготовленное  с добавлением различного вида сырья, вкусовых и ароматических добавок.  Конфеты сопровождают нас по всей жизни. Для многих они являются «гормоном» счастья и радости.  Съешь ее и на душе лучше станет. А все неприятности отступят прочь.

Вообще конфета имеет историю, гораздо длиннее, чем мы можем предположить. Ее прошлое охватывает географию всего мира. Говорят, что первой конфете три тысячи лет. Родилась она в Древнем Египте и была простым шариком, скатанным из мелко порубленных фиников, меда и орехов. На древнем Востоке конфеты делали из инжира, миндаля, меда и тех же орехов. В Древнем Риме их обваливали в маковых зернах, кунжуте. А предшественниками российских конфет являются скорее всего сегодняшние цукаты. В XVII веке к нам из немецкого языка пришло это слово – «цукаты». И так и осталось у нас на многие века. До этого же похожий продукт назывался «сухое киевское варенье». Это кусочки фруктов многократно уваренные в сахарном сиропе, практически до янтарной прозрачности. Первые упоминания о нем относятся к XIV веку. В летописях рассказывается, как литовскому князю Ягайло привели к свадебному столу это «сухое» варенье. Впоследствии поклонником этого лакомства была Екатерина II. Вышел даже ее специальный указ,  чтобы по осени доставляли его в Санкт-Петербург и подавали к царскому столу. Сановники и приближенные последовали примеру самодержицы. Так и шли дилижансы и повозки с этой сладостью из Киева.

7


К 1489 году относятся первые упоминания о знакомом нам леденце. Более 500 лет это изделие из патоки, меда радует наших детей и взрослых. Наши пра-пра… прабабушки добавляли туда корень имбиря, за счет чего получался пряный вкус. Когда научились делать леденцы на палочке доподлинно неизвестно.  Идея настолько проста, что, скорее всего, она рождалась не один раз и во многих городах. Потом забывалась и приходила снова. Сначала это были даже не «петушки», а «домики», «белочки», «мишки». Сироп с патокой наливался в специальную форму, сбоку вставлялась длинная щепочка, он застывал там. Потом форма «разнималась» и получался тот самый знакомый нам леденец на палочке.

5


Еще долго конфеты были бы штучным товаром, если бы не сахар. Первые упоминания о нем также относятся к XIII веку. Привозился он как специи, продавался дорого. И совсем не каждый мог себе его позволить. В России, к примеру, попить чай с сахаром вприкуску стало общедоступной привычкой лишь с XVIII века. Тот старый сахар делался, естественно, из тростника. Петр I тоже попытался обуздать иностранных супостатов и повелел делать сахар в России. В 1718 году он даже  учредил сахарную палату. Впрочем, делали тогда сахар у нас из привозного сахарного тростника. Свекла в качестве сырья начала использоваться гораздо позже. И первые действительно отечественные сахарные заводы появляются у нас в начале XIX века. Вот тогда-то и открываются в России многочисленные кондитерские мастерские, а потом уже и массовые «промышленные» производства конфет.

10


Говорят, еще в начале XIX века в городах и весях на званых приемах, обедах и ужинах считалось совсем незазорным, если какая-нибудь богатая и роскошно одетая дама стащит со стола конфетку и спрячет ее в ридикюль. Такое «непристойное» поведение объяснялось просто: конфета была изделием редким, искушающим. Так что общество прощало такие проступки.
Естественно, примером качества была кондитерская Императорского двора. Здесь действительно делали уникальные и «штучные» изделия. Собственно во всех аристократических домах после званого обеда накрывался десертный стол.
Назывался он «сахарный партер». Даже архитектор Растрелли причастен к конструированию таких «столов», которые по сути своей являлись целыми пирамидами и сахарными этажерками.  По его эскизам создавались вычурные вазы, замки, букеты – вся эта архитектура «малых форм». Все они были из шоколада, марципанов, мастики, карамели.


11


Надо признать, что отечественные мастера добились удивительной искусности в производстве карамельных цветов. Целые каскады этих сладостей спускались с самого верха чуть ли не до полу. Там были деревья, украшенные марципановыми фруктами. Настоящая роскошь.  Но ведь, не пропадать же ей! Вот почему было принято после приема разбирать всю ее на «царские гостинцы».  В бюджете императорского двора уже со времен Александра I была соответствующая статья на эти подарки.

Граф Соллогуб вспоминал, как в детстве он ждал бабушку с этих балов. Как подъезжала к подъезду огромная карета, из нее выходила утомленная балом бабушка. Впереди же нее по лестнице поднимался слуга, который нес два огромных блюда, наполненных марципанами, сахарными сухариками, пряничками, пирожными, конфетами. А все потому, что бабушка после бала, не стесняясь, при помощи соседей наполняла эти блюда с общего стола и  везла домой. Кивера, карманы, дамские сумочки – все было полно этими гостинцами. А потом всем в барском доме – от малышей и до кухарки – доставались сладости.

Журавлев

Массовое производство конфет использовало сахарный сироп с добавлением шоколада, яиц, молока, фруктов. В Европе они появились раньше. В 1659 году французский кондитер Давид  Шелли открыл  в Париже свою фабрику и начал изготавливать изделия, весьма похожие на современные конфеты.

Другим человеком, внесшим вклад в конфетную индустрию, стал…  Томас Эдисон. Талантливый инженер, похоже, не обошел своим вниманием ни одну из множества отраслей науки и промышленности. Кондитеры же обязаны ему изобретением парафинированной бумаги, до сих пор служащей для конфетной обертки.

Нуга, марципаны, пирожное и шоколадные конфеты – лишь четыре вида сладостей производилось у нас еще в начале XIX века. Но уже с середины столетия появляются леденцы. Открывателем этой эра стала фабрика Ландрин. Официальная версия гласит, что фабрику основал в 1848 году предприниматель Георг (Жорж) Ландрин . Именно тогда он открыл на Петергофском шоссе свою мастерскую по производству леденцовой карамели. Позднее в мастерской стали производить шоколад и бисквит.

1


Впрочем, есть и альтернативная история. В книге «Москва и москвичи» Владимир Гиляровский приводит сведения о происхождении слова «ландрин», которые рассказывал ему известный московский булочник Филиппов:

«– Вот хоть взять конфеты, которые “ландрин” зовут... Кто Ландрин? Что монпансье? Прежде это монпансье наши у французов выучились делать, только продавали их в бумажках завернутые во всех кондитерских... А тут вон Ландрин... Тоже слово будто заморское, что и надо для торговли, а вышло дело очень просто.

На кондитерскую Григория Ефимовича Елисеева это монпансье работал кустарь Федя. Каждое утро, бывало, несет ему лоток монпансье, – он по-особому его делал, – половинка беленькая и красненькая, пестренькая, кроме него никто так делать не умел, и в бумажках. После именин, что ли, с похмелья, вскочил он товар Елисееву нести.
Видит, лоток накрытый приготовлен стоит. Схватил и бежит, чтобы не опоздать. Приносит. Елисеев развязал лоток и закричал на него:
– Что ты принес? Что?..
Увидал Федя, что забыл завернуть конфеты в бумажки, схватил лоток, побежал. Устал, присел на тумбу около гимназии женской... Бегут гимназистки, одна, другая–
– Почем конфеты?
Он не понимает–
– По две копейки возьмешь? Дай пяток.
Сует одна гривенник... За ней другая... Тот берёт деньги и сообразил, что выгодно. Потом их выбежало много, раскупили лоток и говорят:
– Ты завтра приходи во двор, к 12 часам, к перемене... Как тебя зовут?
– Фёдором, по фамилии Ландрин–
Подсчитал барыши – выгоднее, чем Елисееву продавать, да и бумажки золотые в барышах. На другой день опять принес в гимназию.
– Ландрин пришел!
Начал торговать сперва вразнос, потом по местам, а там и фабрику открыл. Стали эти конфеты называться “ландрин” – слово показалось французским... ландрин да ландрин! А он сам новгородский мужик и фамилию получил от речки Ландры, на которой его деревня стоит».

8
Фото на память. В центре - Татьяна Феина, создатель Музея русского десерта. Левее - известный вам кулинарный блогер и писатель Алена Спирина (aspiri) и Лена Аносова (главный редактор сайта "Гастроном"). Правее - мы с Ольгой Сюткиной

В общем, конфетное прошлое России имело свои маленькие тайны. О которых мы обязательно расскажем в следующих постах.
Tags: Десерт, История русской кухни, Конфеты, Музей русского десерта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments