p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Четыре века питейных традиций

Расположенная на древнем Стромынском тракте Гавриловская слобода издавна занималась этим бизнесом. Производство и продажа «питей» было одним из главных промыслов населения.




Уже в начале XVII века здесь был выстроен «амбар с навесом и ледником, что ставили великого государя откупщики и пиво, и мед», хмелевой ряд с лавками, амбарами, полками и шалашами. Восемь солодовен дополняли эту картину алкогольного изобилия. Как и появившиеся позже ренсковые погреба, кабак и трактиры.

В XVIII веке здесь открыта питейная контора и питейные дома: Аптецкий, Забалуевский, Осьмушный и Цеподний. В начале XIX века – пивоваренный завод купца В.П.Буркова, а во второй половине XIX века – водочный завод П.Н.Козлова.




В XX веке Гаврилово-Посадский район становится одним из крупнейших центров спиртопроизводства с открытием Петровского спиртокомбината (1936 год). Так что «питейная» история продолжилась и в советское время.   

Борис Алексеевич Волченков – старший научный сотрудник Краеведческого музея города Гаврилов Посад. Именно с ним мы и разговорились возле музейной экспозиции:

- Небольшая экспозиция, которая поднимает большую тему. Она называется «Четыре века питейных традиций». Четыре – цифра неслучайная. Очень колоритный документ от 1609 года повествует о том, что самозванец Лжедмитрий II из Тушино попросил суздальских приказчиков, чтобы собрали в Гавриловской слободе (она еще не была посадом) посаде и соседних селениях съестные припасы, накурили вина, наварили пива. Что и было сделано. Но через некоторое время последовал повторный запрос: а почему не доставляется в Тушино? Из Суздаля ему ответили, что пиво варится, припася собираются, вино курится, но 10 рот литовских людей, поставленные на кормление в эти деревни, не оставляют от еды и арака ничего[1]:




Мы, конечно, предполагаем, что вино у нас курили гораздо раньше, чем в 1609 году. Дата эта вполне условна.

Дворцовая Гавриловская слобода (посад - с екатерининских времен) была в Суздальском уезде. А во вновь образованную Ивановскую область она была передана лишь в 1925 году. Раньше здесь проходили главные дороги: из Суздаля на Москву через Киржач, Юрьев-Польский и Гаврилов Посад. Через Обращиху ездили из Владимира на Ярославль. Плюс прекрасные природные условия – Владимирское ополье с его черноземом, как зерновая житница. И соседняя лесная зона – для массового винокурения важно иметь в достатке дров. То есть и производство, и сбыт здесь были организованы удобно.



Атлас Российской Империи 1871 года Ильина. Владимирская Губерния (фрагмент)


Вино гнали здесь в основном на основе ржи. Здесь так же был центр хмелеводства. В 1893 году местный священник А.Бобров опубликовал[2] типографским способом писцовую книгу Гавриловой слободы за 1674-1677 гг. В ней отмечается, что еще в 1672 году кружечники ставили здесь пиво и мед. А на начало ХVII века в Гавриловской слободе, согласно писцовым книгам, имелся «амбар с навесом, с ледником, что ставили великого государя кружечного двора откупщики пиво и мёд…». Раньше не было разделения их производства. В одних и тех же котлах варили и пиво, и мед. В 1818 году посадский купец Василий Петрович Бурков построил пивоварню. У него стоял один котел на 56 ведер, другой - на 80. Примерно в это же время начинал и Синебрюхов. Только вот судьбы их сложились по-разному. Местного Буркова начальство – и питейное, и администрация донимали проверками. Были конфликты на этой почве. Пивоваренного мастера Никитина допрашивали «с пристрастием» по поводу рецептур. Доводилось ли ему варить пиво на манер аглицкого и какие отличия у оного от нашего пива и полпива?



На фото (1900-е) в центре в фуражке – Бурков, сын местного фабриканта. И отдаленный потомок того самого посадского купца-пивовара Василия Петровича Буркова


Кстати в том же 1818 году на Рубском озере (которое было жемчужиной Владимирской губернии) купцом П.А.Макаровым был открыт большой винокуренный завод. Официальной его хозяйкой была графиня Олсуфьева, владевшая селом Тейково. Дело в том, что привилегией «курить вино» на продажу в ту эпоху пользовались только дворяне. В первые же годы работы 40 тысяч ведер вина завод поставил только в Суздаль. Сырьем для производства была местная рожь. Когда в том же 1818 году откупная система была сменена на акцизную, потребовалось учесть огромную армию содержателей и виноторговцев. Только за первые два пореформенных года в Гавриловском посаде было выдано его жителям более семидесяти патентов на содержание питейных домов. Кроме того, брались в содержание герберги (постоялые дворы), портерные лавочки, кофейни, блинные и т.д. Гаврилово-посадцы ежегодно получали от 20 до 30 патентов. Каждый из них давал право на содержание двух питейных заведений, будь то питейные дома или портерные лавочки. Правда число питейных домов в самом Посаде было ограничено четырьмя. Они существовали здесь еще с петровских времен. При Павле здания обветшали, их пытались ремонтировать, перестраивать. Остальные алкогольные заведения посадцы открывали в соседних городах - Суздале, Юрьев-Польском, Владимире.

Нынешнее здание Гаврилово-Посадского краеведческого музея построил Алексей Иванович Шумов (1757- 1828) – бывший бургомистр, одно время откупщик. Он занимался сбором налогов с питейных заведений для казны


«Однако у заводчиков были конкуренты – кустари, не платившие акцизов и имевшие по новому законодательству право производить на своих крестьянских пивоварнях продукцию лишь для "своего собственного обиходу". Производство же на продажу безакцизной продукции называлось корчемством и строго каралось.





Одна из довольно крупных частных крестьянских пивоварен существовала в селе Старопашенная слобода, которое к началу XIX века вошло в территорию Гаврилова Посада. На 1823 год ей владели два родных брата, оба Дмитрии Алексеевичи (большой и меньшой) Елисеевы.

По их словам, «пивоварня построена с давних времён родителями их». Варили на ней «крестьянское» пиво из ржаного солода для крестьянских же нужд – в основном для свадеб. Но вот 22 марта того же 1823 года на ней началась варка пива по заказу уже упоминавшегося винопромышленника купца Макарова. Количество сваренного пива далеко выходило за пределы его собственных нужд и предназначалось, как выяснилось позже следствием, для продажи. Материалы следствия, проведённого заседателем Суздальского земского суда Мешковым, уездным стряпчим Сурковым, помощником надзирателя питейных сборов Осетровым и депутатом с коннозаводской стороны (к ведомству которой принадлежали братья Елисеевы), содержат немало интересных подробностей. Так, в протоколе содержится описание пивоварни: «…длиною четыре сажени, поперёг три сажени и два аршина, покрыта в один тёс, двои ворота на железных крюках и петлях на пятнадцати рядах разного леса от двух вершков с половиною до трёх. В ней найдено: котёл железной. По перемерке оказался казённых (12 л.) 102 ведра. Три чана с железными на каждом по три обручами из коих один не менее 220 вёдр входить может воды, а в другом найдены дробьи ржаного солоду. Котёл же вмазан в печь. Прочие ж два чана примерно около ста двадцати вёдер».


Бутылка с классической «смирновкой у Чугунного моста» и
керамические емкости для рижского бальзама (конец
XIX века)


Макаров "зафрахтовал" у Елисеевых пивоварню за два рубля пятьдесят копеек, где для него и производил варку "настоящий пивовар" из помещичьего села Лычёва, расположенного в пяти верстах от слободы, Савелий Иванов. Процесс варки продолжался три дня. При этом было использовано солоду ржаного три четверти с прибавлением овса четверти и семи четвериков. Сюда же пошло двадцать пять фунтов хмелю.

По мнению следствия и по крестному целованию пивовара выходило, что "всего с этого одного стана" должно было выйти примерно 50 ведер пива, т.е. 600 литров, в пересчёте на привычные нам меры. Это количество значительно превышало потребности "собственного обихода" купца. Поэтому вердикт был жёстким. Макаров был оштрафован на 300 рублей (цена хорошего крестьянского дома). По 6 рублей за каждое ведро незаконно произведённой продукции (пива или мёду). Согласно параграфу 222-му высочайшего учреждения о питейном сборе пивоварня была закрыта, оборудование продано с аукциона в пользу казны.

Сверх того, было приказано: «О таковом незаконном поступке Макарова и Елисеева распубликовать в ведомостях обеих столиц, обязав наперёд их, Макарова и Елисеева, подписками, чтоб они впредь отнюдь ни под каким предлогом не производили подобного пивоварения". Государственная монополия восторжествовала!
Однако следует отметить, что в розничной продаже в Гавриловом посаде ещё и в начале ХХ века свободно продавались солод, хмель и дрожжи для домашнего пивоварения. Ныне же уже мало кто и помнит горьковатый вкус натурального пенного напитка»[3].

В Посаде водочный завод держал купец Козлов в 1880-х годах. Она выпускала в том числе и такое «Вино столовое по рецепту Попова».





В  соседнем Суздале выпускали свои настойки, питьевые бальзамы. В архивах музея бережно хранятся этикетки этих напитков.





Купец 2-й гильдии Василий Сергеевич Жинкин (этикетки напитков которого вы видите вверху) развил в конце XIX века серьезный бизнес в Суздале. Ему принадлежал медо- и пивоваренный завод на берегу реки Камеки под Кабацкой слободой. Сегодня это ул. Набережная. Название "Кабацкая" мы знаем от Анании Федорова - ключаря Суздальского Богородничного Рождественского Монастыря. Около 1770 года он сочинил "Историческое Собрание о Богоспасаемом граде Суздаль, о построении и о именовании его и о бывшем прежде в нем Великом Княжении и о прочем к тому потребном". Так вот именно там он рассказывает о том, что рядом с городским магистратом в XVII веке был кабак, отсюда и название горы - Кабацкая.



Счет от купца В.С.Жинкина господину П.Н.Козлову за покупку сахара и спирта (1887)

В местном музее имеется подлинный документ: в 1866 году «доверенный заводчика купецкий сын К.Жилкин» сообщает акцизному чиновнику, что имеется «завод огневой в строении деревянном» и в нем «медоваренный котел квасильный и холодильный чан».


Сохранившийся дом купца Жинкина (Суздаль, ул.Ленина, 26)


Династия Жинкиных в Суздале – давняя. Первые упоминание о роде Жинкиных на Владимирской земле относятся к началу XVII века. В Писцовой книге Суздаля 1612 г. упоминается посадский человек Федка Жинкин, в более поздних Писцовых книгах 1617 и 1628-30 говорится о других представителях рода: Федка Жинкин, Ивашка Жинкин и Стенька Жинкин (1617); Назарко Федоров сын Жинкин, Васка Степанов сын Жинкин,Ивашко Степанов сын Жинкин, Серешка Жинкин, Власка Степанов сын Жинкин, Мишка Степанов сын Жинкин (1628-30).

По свидетельству суздальского летописца Анания Федорова, предки Жинкиных были переседенцами из Великого Новгорода, “взятыми на бою Шелонском, при Государе, Царе и Великом Князе Иоанне Васильевиче самодержце Всероссийском” (Иоанне III) в 1471 году.

А уже весь XIX век ее представители были членами городской думы, выбирались городским головой, гласными. Ну, и пиво с вином гнали – это тогда можно было совмещать с выборными должностями.

[1] Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. Т.II (1598-1613). СПб., 1841. С.276.
[2] Бобров А. Гавриловский посад за 200 лет по писцовым книгам. – М ., 1893.
[3] Волченков Б.А. Крах последней пивоварни. «Суздальская Новь”, № 49 (11486), 27.06.2014.


Tags: Водка, Гаврилов Посад, Пиво, Суздаль
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments