p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Как утки Рождество захватили

Жареный карп в Чехии, свинина с хрустящей корочкой в Дании, бараний бок с кашей в России, угорь в южной Италии, соленая треска в Португалии, жареная баранина в Испании, индейка и рождественский пудинг в Великобритании — все они сошли с пьедестала, чтобы уступить свое место утке.



Великолепный материал Владимира Гридина на Снобе. Сознаюсь, Владимир накануне задавал нам вопрос относительно утки в качестве исторического рождественского блюда. И вот какая история у нас вырисовалась. Конечно, уже в XVIII -XIX веках утка – вполне обыденное блюдо за зимним праздничным столом. Я как-то приводил даже сканы из журнала «Наша пища» за 1893 год – там про всех этих уток, гусей, рябчиков подробно написано. А что же с более ранними упоминаниями? Здесь сложнее.

Действительно, в «Домострое» утки на Рождество нет:

"В Великий мясоед после Рождества Христова к столу подают: лебедей да потрох лебяжий, жареных гусей, тетеревов, куропаток, рябчиков, поросят на вертеле, баранину заливную, баранину запеченую, поросят заливных, поросячий потрох, бульоны куриные, солонину с чесноком и с пряностями, лосину, заливное осердье лосиное, осердье лосиное крошеное, губы лосьи, печень и мозги лосиные, зайцы в латках, зайчатину заливную, кур с вертелов, гусиные потроха, говядину вяленую да свинину, ветчину, колбасы, желудки, гусей вяленых, вяленых кур, налимов гнутых, тукмачи, лапшу, карасей, кундумы да щи".

В «Росписи царским кушаньям» тоже:




Как вы думаете, почему?

Дело в том, что домашняя утка – это не гусь. Домашние гуси известны у нас еще с XVII века, а значит в реальности появились еще раньше. А вот утки – дело другое. Предполагаю, что до XVII века – это главным образом охотничий трофей. Оно и понятно. У нас даже с селекцией кур было не слишком хорошо до этой эпохи. В России селекционные работы начнутся лишь в XVIII веке. До этого в крестьянских хозяйствах, куры неслись не регулярно, а яйцо было меньше современного почти в два раза. Чтобы приготовить относительно питательную еду, требовалось, как минимум, два десятка яиц. Считается, что первой культурной породой кур в нашей стране стала "павловская", выведенная к середине XVIII века. Во всяком случае, именно тогда ее упоминает Петер Симон Паллас в своих описаниях России. Что уж там говорить об утке.




А отсюда простой вывод. Утка до XVII-XVIII веков – птица не домашняя, а дикая. Дикие же утки имеют привычку отмечать рождество на юге, улетая из наших широт. И хотя делают это когда мороз прихватит поверхность пруда или реки (вспоминаем «серую шейку»), температура в это время порой скачет с «плюса» днем на «минус» ночью. Так что заморозить до рождества тушку убитой утки можно в крайне недолгий период этого межсезонья. Ну, да-да, уже слышу, что в каждом доме крепостного крестьянина на Руси был благоустроенный ледник, где все сохранялось как в холодильнике. Сказочки эти я встречал много раз. Но это не более, чем патриотический фольклор.

В реальности утку можно было сохранить в крепком помещичьем или монастырском хозяйстве. Но тут возникает простой вопрос – зачем? Зачем стараться, прикладывая силы и время, когда дичи этой зимой у нас – видимо-невидимо: глухари, дрофы, тетерева, рябчики, куропатки… Вот почему и не была утка тогда распространенным рождественским блюдом, хотя – кто спорит? – где-то могла и встречаться за зимним столом.




Ну, а теперь давайте перейдем к статье Владимира Гридина. Вот что он пишет:

В середине 1980-х британский колумнист The New York Times описывает классический рождественский ужин как жареного гуся с яблоками, хлебным соусом и желе из красной смородины. В этом году кулинарная секция газеты наряду с рецептом короны из свиных ребрышек с фенхелем и лимоном публикует рецепт утки, жаренной с беконом. Англичане, создатели и хранители традиции рождественского ужина, десять лет назад так распределяли свои приоритеты: индейка, ростбиф, ягненок и курица. Утка была на пятой позиции, но сегодня она уже делит с индейкой первое место. Почему?

Начнем с того, что и недавние фавориты не всегда ими были. В средневековой Англии на рождество жарили кабанятину, в XVI–XVII веках подавали каплунов и гусей. Традиция, по легенде, появилась благодаря Елизавете I. Королева якобы ела жареного гуся, когда получила сообщение о разгроме Непобедимой армии Филиппа II Испанского и в честь победы велела всем есть на Рождество гусей, чтобы удача не улетала. Именно жареный гусь оставался основным блюдом рождественского стола до викторианской эпохи. В «Рождественской песне» Эбенезер Скрудж посылает своему клерку Бобу Крэтчету индейку непомерных размеров, «призовую». До этого он видел, какой фурор произвел в скромном жилище Крэтчета фаршированный шалфеем и луком гусь: «Все наперебой восторгались его сочностью и ароматом, а также величиной и дешевизной. С дополнением яблочного соуса и картофельного пюре его вполне хватило на ужин для всей семьи».



Гусь в это время и в России оставался главным чудом рождественского стола. Историки русской кухни Ольга и Павел Сюткины отмечают, что ни в «Домострое», ни в последующей «Росписи царским кушаньям» утка на Рождество не упоминается. «В Петербурге праздничный гусь является злобою дня. Собственно говоря, праздничный гусь служит эмблемою праздничнаго чревоугодия, так что выражение “праздничный гусь” есть имя собирательное: под ним надо разуметь не только гусей, предки которых Рим спасли, но также и индеек, и кур, и тетерек, и рябчиков — вообще разнаго рода живность и дичь», — писал в 1893 году журнал «Наша пища». И сообщал далее: утка считается невыгодной птицей — слишком мал барыш. Во времена Тургенева, Достоевского и Толстого утки все еще скорее охотничий трофей, а не домашняя птица. Соответственно, зимой она просто улетает, и добыть ее невозможно.

В наши дни утка везде и повсюду, и на домашнем столе, и в ресторанах. Фермерский «Марк и Лев» подает праздничный сет, в котором фигурируют вяленая утка и утиная грудка с яблоком и мандариновым соусом. В «Тарантино» гордятся самой большой в городе монолитной печью из вулканического камня и пекут в ней не только пиццы и фокаччи, но и праздничную утку с печеными яблоками, грушей и кизилово-имбирным соусом. В мясных ресторанах Meatless утку раскрывают как книгу и зажаривают ее на шампурах до хрустящей корочки. На кухне брассери «Мост» утку фаршируют яблоками, апельсинами, ананасами и черносливом и сдабривают соусом из красного вина и всевозможных специй. В китайском Soluxe Club и вовсе сочинили целых два десятка блюд из утки. Настоящее наглядное пособие по теме «О роли утки в кухне Поднебесной».

Лично я не фанат этой водоплавающей птицы. Во-первых, в пруд возле дома каждую весну прилетают утки, и я кормлю их с рук хлебом, так что каюсь, сентиментален. Во-вторых, утка кажется мне слишком жирной, не слишком мясистой и требующей большого внимания при приготовлении, так что каюсь и в практичности. Шеф-повар Марк Стаценко (Funny Cabany, Spices, Chicken Run) со мной согласен: «Съедобного в утке не так много. При этом ножки и грудка готовятся при разной температуре, так что, когда запекаешь птицу целиком, требуется внимание и осторожность. У утки большая внутренняя полость и значительное содержание жира. Особый вкус утки делает ее отличным дополнением праздничного стола, но целой птицы хватит не больше чем на двух-трех человек. Правда, некоторые рецепты предлагают снятую с каркаса утку фаршировать другой птицей, перепелками или цыплятами. Так получится что-то вроде внушительного галантина, который можно есть и горячим, и холодным».




В середине XIX столетия, когда Диккенс опубликовал «Рождественскую песню», гусь и индейка были не просто разными птицами, они были символами разных степеней достатка и успеха. Времена Елизаветы I давно миновали, так что гусей ели люди попроще, а куда более экзотическая и, чего тут скрывать, значительно более мясистая индейка была доступна лишь богатым. Что еще более интересно, подарок Скруджа символизирует не только его собственное перерождение из скряги и мизантропа в радушного добряка, но и демонстрирует радикальную социоэкономическую трансформацию. Пуританский капитализм, основанный на накоплении, перерождается в гедонистический консьюмеризм. Индейка окончательно вытесняет гуся, обещая щедрый праздничный ужин в кругу большой патриархальной семьи.

За полтораста лет величина семьи изменилась драматически. У королевы Виктории было девять детей. В России крестьянская семья с пятью детьми считалась малодетной. Сегодня нетипична семья, в которой растет трое детей. Неполные и нетрадиционные семьи дополняют картину. Если в России минувший век традиции рождественского стола просто разрушил, то в Европе они подвергаются медленному изменению. Все больше семей готовят не освященные обычаем окорок или индейку, а что-то более рафинированное. В мире, где все больше вегетарианцев, индейка уже никому не нужна, ее просто не могут осилить. Небольшие птицы вроде цесарки или утки для семейного застолья мамы, папы и ребенка подходят идеально. Они оставляют возможность приготовить несколько овощных блюд и подать все это в элегантной манере.



Шеф ресторана «Честная кухня» Сергей Ерошенко связывает это с феноменом кулинарных телешоу. «Растущая популярность телеповаров значительно влияет на предпочтения публики. Чтобы наращивать рейтинги, редактора советуют ведущим предлагать необычные продукты и рецепты. Курица, которая была и остается основой домашнего стола в России, в большой степени скомпрометирована тем же телевидением. Корм из рыбной муки, антибиотики, условия содержания на птицефермах — чем только нас не запугивают. К тому же домохозяйки курицу уже как только не готовили! На этом фоне утка выглядит альтернативой. Это единственный продукт, из которого можно делать абсолютно все: закуску, горячее, салат, суп и даже десерт (из фуагра с бисквитами, например). Утку тушат, томят, жарят, варят, парят, запекают».




У утки, похоже, и вправду немало преимуществ. Разнообразие рецептов, доступность фермерской птицы из России, Венгрии, Китая. Даже жир ее, оказывается, полезен. Автор книги «Жир: недооцененный ингредиент» Дженнифер Маклаган сообщает, что в нем полным-полно олеиновых кислот, эффективно борющихся с холестерином. А самое главное, за уткой тянется легкий шлейф экзотики. Про утку конфи слыхали? А грудку магре пробовали? Насыщенный, яркий вкус утиного мяса хорошо сочетается с кисловатыми и пряными дополнениями, поэтому ее часто готовят с апельсинами и яблоками. Ерошенко в своем ресторане не зря сопровождает глазированную утку имбирно-яблочным пюре и соусом из красного винограда. Вот так, кутаясь в призрачные одежды экзотизма и новизны, подбитые возникновением новых форм семьи, утки и захватили Рождество.

Tags: Рождество, Утка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • За удмуртским праздничным столом

    Чего-чего, а знакомства с региональными кухнями в этом году у нас было немало. Вот и вчера мы с Ольгой Сюткиной приехали в Ижевск, где и…

  • Вампиры любят чеснок

    Я уже давно говорю: сказка про то, что чеснок отгоняет вампиров, самими вампирами и распространяется. Просто они его издавна выращивают и продают.…

  • Власть хлеба над мясом

    То, насколько западная гастрономическая культура хлебоцетрична, лучше всего демонстрирует не хруст французской булки, а технологии быстрой еды. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments