p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Лена Летучая как гроза рестораторов

На канале «Пятница!» вышел новый сезон программы «Ревизорро». Телеведущая Елена Летучая вместе со своей командой решила проверить московские рестораны и отели. Как всегда, не обошлось без конфликтов.


После того, как результаты этих проверок появились в эфире,“Ъ-Lifestyle” расспросил нескольких столичных рестораторов о том, как они проходили, для объективности предложив Елене Летучей прокомментировать сказанное. От комментариев телеведущая отказалась.

Пока программа «Ревизорро», выходящая на телеканале «Пятница!», колесила по регионам, московское гастросообщество реагировало на существование этого телепроекта весьма сдержанно. Главный моральный камертон  — Facebook — не то чтобы обсуждал очередные вылазки ведущей «Ревизорро». Однако с началом московского сезона, когда Елена Летучая начала инспектировать столичный общепит, общественность ожила, а программу стали смотреть даже те, кто привык жить без телевизора. Накануне, например, развернулась бурная дискуссия вокруг ресторана «Одесса-мама», где побывала съемочная команда «Ревизорро». Сами авторы программы заявляют, что они работают на благо потребителей, а все их действия юридически обоснованны, однако рестораторы соглашаться не спешат. Не занимая ничью сторону и не комментируя ответы рестораторов, “Ъ-Lifestyle” публикует несколько историй, дополнив их комментариями юриста относительно правовой стороны вопроса.




Ресторан «Одесса-мама» не прошел проверку программы.

«В разгар субботнего дня к нам в Кривоколенный переулок прибыла съемочная группа "Ревизорро" в сопровождении восьми охранников. На кухню нашего ресторана можно попасть сразу же с улицы. Там очень узкое помещение, и оно мгновенно заполнилось людьми. Работа была тут же парализована. Часть съемочной группы надела полагающиеся головные уборы и халаты, но это сделали далеко не все.

Елена Летучая открывала холодильники, сопровождая свои действия комментариями, не связанными с реальностью. Оказалось, что правил маркировки она не знает сама. "Ростбиф, маркировка от 10 ноября, он просрочен" — вот, например, одна из фраз телеведущей. То есть Елена уверена, что 10 ноября у ростбифа истек срок годности. Но по правилам маркировки на продукт ставится дата его изготовления. А все сроки годности распечатаны и висят на холодильниках, персонал их знает наизусть. Плюс у нас очень большой оборот продуктов, к пятнице обычно остается буквально пара наименований.

Часть продуктов, в основном полуфабрикаты, готовятся на фабрике-кухне, там очень строгий контроль, стерильное производство. Туда мы не раз приглашали журналистов.

Вскоре после прибытия съемочной группы в зале началось недовольство, людей не могли обслужить, принести еду. Пришлось успокаивать гостей, угощать их вином. Многие вставали и уходили, кто-то писал негативные отзывы в социальных сетях, кто-то просил жалобную книгу. Был сорван целый банкет, на котором присутствовали пожилые люди. Мы вызвали полицию. Но сотрудники не могут применять силу и выдворять журналистов. Только просить по-хорошему. Лучше бы не вызывали — на и без того тесной кухне стало вообще невозможно находиться.

У меня негативное отношение к этой программе, она ничего не имеет общего с защитой потребителя. Мы не хотели в ней фигурировать — ни негативно, ни позитивно. Да, по закону о СМИ, журналисты могут снимать во внутренних помещениях, если гости не против. Но этот же закон предполагает согласие администрации и согласование с ней съемки. Мы можем не пускать их на кухню, это регулируется СанПиНом, плюс есть понятие коммерческой тайны. А если кто-то уронит кастрюлю с горячей водой? Кто будет виноват?

Надеюсь, наша аудитория не смотрит эту передачу, а если и смотрит, то не воспринимает ее всерьез. Мы регулярно проходим проверки. Да, бывают недочеты, но они есть у всех, их сразу же исправляют. Общественность считает, что если мы против, то это значит, что у нас в заведении водятся крысы и крокодилы. Но мы считаем, что это способ зарабатывания рейтингов и денег.

Мы не против того, чтобы люди смотрели, как мы готовим. У нас проводятся экскурсии для начинающих поваров и официантов. В Кривоколенном переулке открытая кухня — любой может проследить за процессом приготовления хачапури и мяса».




Ресторан Chicken Run прошел проверку программы.

«Внезапное вторжение Елены Летучей со съемочной группой можно расценивать правильно с точки зрения народного мнения. Но с другой стороны, программа не дает объективную оценку ресторану, как, например, это случилось с нами, когда Елена ворвалась в Chicken Run. По результатам проверки ресторану было присвоено пять звезд по всем параметрам — замечаний не было. Но, несмотря на это, программа все равно попыталась очернить нас: вырванные фразы из контекста в сочетании с эффектами монтажа придали негативный оттенок заведению, которое по факту прошло проверку. В любом случае каждому ресторану нужно соблюдать установленные правила и нормы, и тогда "Ревизорро", несмотря на свой эпатажный стиль, не испортит репутацию».




Ресторан Calicano не прошел проверку программы.

«Мне кажется, это довольно провинциальная провокационная передача, рассчитанная на аудиторию так называемых диванных аналитиков, как, впрочем, и все наше ТВ. Однако я отдаю себе отчет в том, что, чтобы передача заинтересовала "народного зрителя", она должна быть скандальной и не может либо всех ругать, либо всех хвалить, дабы не прослыть неправдоподобной.

Мы заранее не знали, что будут съемки в Москве, поскольку не являемся постоянными зрителями "Ревизорро". Из всех выпусков я посмотрела на YouTube только отрывок про Calicano.

В ресторан периодически приходит Роспотребнадзор (без предупреждения), и мы всегда к этому готовы и с легкостью проходим проверку. А это уж пострашнее любой Елены Летучей, ведь заведение действительно могут закрыть. В компании есть свой контрольно-ревизионный отдел, который нас готовит ко всему и даже штрафует, если находит нарушения. Это держит в постоянном тонусе.

Съемочная группа приехала в четверг вечером, все происходило при полной посадке, попросту срывая работу ресторана. Из-за съемок были, естественно, задержки по отдаче блюд гостям. А это для нас намного больший урон — недовольство любимых постоянных посетителей, которые не смотрят эту передачу.

Как проходят сами съемки? Под жесточайшим давлением со стороны ведущей и всей съемочной группы. Они длились порядка двух часов, а на выходе получилось шесть минут. Все ответы смонтированы и вырезаны, а повара запуганы. Ну вот представьте: на вас направляют четыре микрофона и пять раз с наездом задают один и тот же вопрос — на пятый раз ты просто либо ничего вразумительного не скажешь, либо промычишь то, что от тебя хотят услышать. Это, повторюсь, при полной посадке.

Основные претензии были к неправильным маркировкам и грязи на кухне. По поводу первого — да, имеет место косяк су-шефа, на контейнерах с супом были маркировки двухнедельной давности. Но если посмотреть на суп, я думаю, вы даже трехдневный суп визуально отличите от свежего. Дело в том, что эти контейнеры выполняли функцию хранения товара, как и многих других заготовок. Однако переклеить маркировки все же надо было, не поспоришь. Но это ни в коем случае не говорит о том, что суп несвежий.

По поводу второго — был найден свежий лук под плитой и пыль где-то на верхних полках — это даже комментировать не хочется».



Ресторан «Честная кухня» прошел проверку программы. Выпуск выходит в эфир сегодня, 7 декабря.

«Не могу ни осуждать, ни приветствовать программу. Проверка выглядела так: стремительно вошедшая съемочная группа начала снимать производство, холодильные камеры и другое оборудование. Однако в моем случае ситуация была не совсем стандартной, так как кухни у меня в ресторане все открытые: снимая зал, можно запросто снимать и кухню. Поскольку вошли они в перерыве между обедом и ужином, гостей было немного и активности на кухне практически не было. Не могу сказать, что у меня было идеально чисто, но основной творческий беспорядок они не застали.

Понятно, что такому шоу нужен драйв на экране, важна скандальность, противодействие. И владельцу ресторана как раз лучше не поддаваться на провокации. Из любой ситуации можно выбраться с шуткой либо с долей шутки. Повторюсь, мой случай — он не характерный, поскольку все производство расположено в залах, нет надобности куда-то особо пробираться и проникать. Поэтому прошел и прошел, ничего особенного».




Ресторан «Вареничная № 1» прошел проверку программы

«В целом само отношение к программе у меня скорее положительное, чем отрицательное, так как проект носит дополнительный образовательный характер.

Но когда съемочная группа заходит в ресторан без предупреждения и согласования съемки в количестве 20 человек, да еще и в момент полной посадки, когда заняты все столы на обоих этажах, нет свободных мест и кухня работает на полную мощность, это сильный стресс. Нет возможности что-то сделать и как-то воспрепятствовать произволу, даже когда знаешь, что у тебя в заведении все хорошо.

Кто взял бы за них ответственность, если бы они обожглись или поранились? Они находились на объекте, за который отвечаю я, и эта ответственность лежит на мне. Так как кухня очень компактная, вмешательство в работу поваров в пиковые часы очень болезненно.

Никакие доводы покинуть ресторан не принимались. В зал вошли все 20 человек и начали снимать — сам интерьер, гостей без их разрешения, работу официантов. 30% гостей мы потеряли сразу — они увидели съемку и решили уйти. Часть съемочной группы к этому времени уже сидела в ресторане под видом тайных гостей, заняв два стола — их было примерно восемь человек. Команда "Ревизорро" как могла накаляла обстановку, пытаясь спровоцировать скандал. В ответ на просьбу прекратить съемку и не мешать работе Елена сообщила, что действует в интересах потребителя. Стало понятно, что спорить бесполезно. Члены съемочной группы фиксировали на камеру все телефонные разговоры, как мои, так и всех сотрудников, скрыться от них было невозможно.

Так как мы работаем на качество и тщательно поддерживаем чистоту, мы переживали не за то, что у нас найдут что-то плохое, а за наших гостей, которые были вынуждены наблюдать этот хаос вместо того, чтобы приятно проводить время, и ждали заказы дольше положенного. Например, порцию драников отдавали 94 минуты при стандарте в 15 минут. Несмотря на то что мы прошли проверку, все-таки хотелось бы, чтобы такие съемки согласовывались с владельцем ресторана. Некоторые гости даже интересовались, сколько мы им заплатили, так как априори не верят в честность программы.

Перед камерой Елена Летучая жесткая и бескомпромиссная, а за камерой — абсолютно нормальный и адекватный человек. Был приятен тот факт, что она по-честному провела проверку, без преувеличений и перегибов, участники ее команды не подкидывали ничего специально для кадра, хотя мы раньше слышали об этом. А после того, как съемка была окончена, она извинилась за доставленные неудобства. Кроме того, Елена, спросив у своих тайных гостей про время выдачи заказа (те пожаловались на долгое обслуживание), признала, что задержка была оправданной. Но я не знаю, покажут ли это в программе.

Тем не менее было потрачено очень много нервов — съемочная группа вела себя довольно агрессивно и мешала производственному процессу. Хотелось бы большего уважения к труду команды ресторана».



«Вопрос о законности видеосъемки на кухне ресторана не имеет однозначного ответа. С одной стороны, в ходе этого процесса журналисты снимают сотрудников заведения, а затем без их согласия помещают полученный материал в открытый доступ, что противоречит содержанию статьи 152.1 ГК РФ. С другой стороны, закон допускает исключение из этого правила, если съемка ведется в общественных интересах. Контроль качества оказания услуг, потенциально несущих опасность для жизни и здоровья граждан, вполне может быть расценен судом как основание для признания ведения видеозаписи законным. В пользу этого, в частности, свидетельствует пункт 25 Постановления пленума Верховного суда РФ от 15 июня 2010 года № 16».

О практике применения судами закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»

Отказ владельца заведения пропустить журналистов на кухню может быть осуществлен в случае, если это будет подразумевать разглашение коммерческой информации (в соответствии с пунктом 1 статьи 40 Федерального закона «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 года). При этом необходимо понимать, что сведения о санитарно-эпидемиологической обстановке и безопасности пищевых продуктов не относятся к коммерческой тайне (статья 5 Федерального закона «О коммерческой тайне» от 29 июля 2004 года). В то же время владелец имеет полное право закрыть доступ на кухню, если это может привести к нарушению санитарных норм».


Tags: Рестораны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →