p_syutkin (p_syutkin) wrote,
p_syutkin
p_syutkin

Генерал командует: «Макароны к бою!»

Фамилия Энгельгардт как ни странно в России не редкая. Даже если вы откроете википедию, то легко обнаружите почти 50 представителей этого славного семейства. И это только из тех, кто «прозвучал» в нашей истории.


Легендарный основатель рода Энгельгардтов — Карл Бернард Энгельгардт (1159—1230) — рыцарь 3-го Крестового похода за освобождение Гроба Господня — получивший фамилию Энгельгардт (в переводе — «Ангел-хранитель»), за спасение жизни французского короля Филиппа II Августа при осаде Акры. Достоверная же история рода происходит из Швейцарии, где Генрих Энгельгардт упоминается в 1383—90 годах, как гражданин и член городского совета в Цюрихе. В начале XV века Георг Энгельгардт жил в Лифляндии. От него-то пошли и все российские потомки - дворяне и даже бароны.


Герб баронского рода Энгельгардтов


Выступая вчера в Музее-заповеднике Усадьба «Мураново» мы с Ольгой Сюткиной говорили об их далеком потомке: генерале русской службы Льве Николаевиче Энгельгардте.  Именно он в 1816 году приобрел это имение после ухода в отставку. А до пенсии жизнь его была полна событий и битв.

В 1777 году, записанный сначала в Витебский гарнизон сержантом, Энгельгардт вскоре был определен кадетом в гусарский Белорусский полк, которым командовал Василий Васильевич Энгельгардт, внучатый дядя Льва Николаевича и племянник Г. А. Потёмкина.

1 января 1784 г. получил чин прапорщика. 7 июня 1786 г. из подпоручиков гвардии перешел в Смоленский драгунский полк секунд-майором. За отличие в штурме Очакова произведен 14 апреля 1789 г. в премьер-майоры, а за участие в сражениях под Фокшанами и Рымником получил чин подполковника и орден Св. Владимира 4-й ст. с бантом. В 1791 г. отличился в сражении под Мачином и произведен в полковники 28 июня того же года. В марте 1792 г. назначен командиром Козловского мушкетерского полка и сражался с поляками под Дубенкой и Городищем. В 1794 г. участвовал в сражениях под Щекочиным, Кобылкой и в штурме Праги. 22 февраля 1797 г. назначен шефом Козловского полка, будучи на Кавказе, где участвовал в боевых действиях с горцами и персидскими войсками.



Лев Николаевич Энгельгардт (Неизвестный художник, 1810-е годы)


4 февраля 1799 года Энгельгардт произведён в генерал-майоры с назначением шефом Уфимского мушкетёрского полка, сменив графа Ланжерона. В мае получил командорство ордена святого Иоанна Иерусалимского, с тысячью рублями годового дохода. Лев Николаевич иронично замечал: «Служа в турецкую войну и противу Поляков усердно и ревностно, был я в нескольких сражениях, лица от неприятеля не отворачивал и почти ничего не получил. А за марширование на Арском поле и удачные батальонные выстрелы получил два ордена». В том же году, в ноябре, он вышел в отставку с мундиром и пенсией.

В ноябре того же года поселился он в имении жены в Казанской губернии. В 1806 г. по выборам казанского дворянства назначен губернским начальником Казанского земского войска, за сформирование которого был награжден орденом Св. Анны 2-й ст. с алмазами. А в 1812 г. судьба снова призвала его к защите родины.  После начала войны с Наполеоном при  его деятельном участии был сформирован конный полк в Казанском ополчении. Лев Николаевич участвовал с ним в боях на Березине, в сражении под Сморгонью и в преследовании отступавших французов, за что награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. В 1813 г. участвовал в сражении под Калишем и при осаде Глогау.



Знак ордена св. Владимира 3-й степени

А спустя пару лет он снова выходит в отставку. Теперь уже окончательно. Тогда-то и началась зафиксированная в архивах история усадьбы Мураново, где он поселился.

В библиотеке им. Лобачевского при казанском федеральном университете в отделе рукописей и редких книг хранится архив помещика Л.Н. Энгельгардта. Архив состоит из разного рода хозяйственных бумаг: приказов, распоряжений, ведомостей, приходных и расходных журналов. Среди этих распоряжений есть приказы, касающиеся дворовых людей, а именно повара и кондитера. Да-да, вы не ошиблись – именно письменные приказы он отдавал своим поварам по случаю тех или иных праздников и приемов.

Коллеги из музея любезно поделились с нами этими документами:







Обратите внимание на не очень знакомое в те годы в России блюдо «макароны». Его упоминание у Л.Энгельгардта достойно небольшого расследования.

В России макароны появились на рубеже XVIII и XIX вв., благодаря Светлейшему князю Г.А. Потёмкину: первая фабрика по производству макаронных изделий была открыта по его приказу в Одессе в 1797 году.  При этом нужно понимать, что первую машину для изготовления и сушки спагетти изобрели в Италии в 1819 году. До этого сушка макарон на одесской фабрике, надо предполагать, занимала много больше времени и сил, их сушили неаполитанским способом на солнце, перенося в тёмное время суток в помещение. Как же оказался макаронный продукт в начале XIX столетия на столе у генерал-майора Льва Николаевича Энгельгардта?






Известно, что владелец мурановской усадьбы был двоюродным племянником Потёмкина и служил под его командованием. Этот факт дает возможность предположить, что Энгельгардт знал о деятельности предприимчивого дядюшки. На момент составления меню (1811 - 1813г.), фабрика в Одессе уже производила макароны целых 15 лет.

Возможен и другой вариант попадания этого продукта на кухню Энгельгардта. В книге «Новая полная поваренная книга» 1808 года, которая хранится в мурановской усадьбе, уже существуют правила приготовления макарон.


В прошлом году руководство музея-усадьбы «Мураново» любезно позволило
нам сфотографировать эти, бережно хранящиеся в запасниках книги


Интересно, что на форзаце книги сохранился автограф С.Т. Аксакова, который также был не равнодушен к этому блюду, описав за занятием приготовления спагетти своего друга, писателя Н.В. Гоголя: «Он так от всей души занимался этим делом, как будто оно было его любимое ремесло… Если бы судьба не сделала Гоголя великим поэтом, то он бы был непременно артистом-поваром.». Николай Васильевич кормил, находясь в гостях у Аксакова в имении Абрамцево всех домочадцев своими кулинарными изысками, но Энгельгардт принадлежал к другому поколению, и маленький Серёжа Аксаков ещё в детстве сиживал на коленях бравого русского генерала. 



Кухня усадьбы Мураново: русская печь здесь соседствует с европейской плитой

Впрочем, не будем забывать: упоминающиеся «макароны» имеют двойственное значение – печенье или паста. На самом деле, этот пример очень показателен с точки зрения понимания того, как приходили новые термины в русскую кухню. Анализ русских кулинарных книг конца XVIII века дает основания говорить, что именно французское пирожное «макаронс» первым проникает в нашу поварскую лексику. В 1791 году Николай Яценков издал в Москве «Новейшую и полную поваренную книгу». Еще в ее предисловии он ясно говорит, что она во многом является переводом (вольным, или говоря сегодняшним языком – «авторизованным») аналогичного французского издания. «Сия книга, - пишет он, - называемая на французском языке La cuisinière bourgeoise (т.е. Мешанская повариха) переведена мною по желанию и одобрению многих знаменитых особ»[1] Так вот именно в этом издании впервые и появляется в России термин «макароны»:




Что касается макарон, как пасты-лапши, то проникновение их в русскую практику происходит чуть позже. Но по историческим масштабам – практически параллельно. Уже в начале XIX века в России издается, к примеру, переведенная с французского книга «Парижский повар», где и содержится следующий рецепт[2]:




А к середине века макароны-паста и вовсе становятся вполне понятными для широкой российской публики и входят в качестве неотъемлемого элемента кухни, включенные в самые известные кулинарные книги. Вот, к примеру, скан из оглавления одной из них[3]:



Любопытно проследить, как в семье Энгельгардтов преломляются многие кулинарные знания. Может быть знакомство Льва Николаевича с европейскими блюдами и в ходе участия в польской кампании 1794-95 гг. способствовало этому?

Имеет право на существование, наконец, и другая гипотеза. Связанная с супругой Екатериной Петровной - дочерью Петра Алексеевича Татищева. Который, помимо своего увлечения западной философией и масонством, ездил в Европу в 1781 году, где явно мог познакомиться с современной тому времени кухней.



Лев Энгельгардт с женой и детьми: Софьей, Натальей, Анастасией и Петром

В общем, к чему я клоню? Любая попытка честно разобраться в истории русской кулинарии, ее блюд и продуктов всегда оказывается не легкой и не совсем очевидной. Это только для записных патриотов вся ясно: именно русские люди выдумали все самое лучшее, что создано человечеством. А вот честная работа в архивах дает гораздо более яркую и богатую картину реальной жизни наших предков.

Верхнее фото – водевиль начала XIX века, поставленный вчера на празднике в усадьбе Мураново




[1] Яценков Н. Новейшая и полная поваренная книга. М., 1791. С.III.
[2] Парижский повар или Поваренная книга, содержащая в себе все относящееся к городской кухне. СПб., 1825. С.198.
[3] Радецкий И. С.-Петербургская кухня. СПб., 1862.


Tags: История русской кухни, Макароны, Мураново, Подмосковные усадьбы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • За удмуртским праздничным столом

    Чего-чего, а знакомства с региональными кухнями в этом году у нас было немало. Вот и вчера мы с Ольгой Сюткиной приехали в Ижевск, где и…

  • Вампиры любят чеснок

    Я уже давно говорю: сказка про то, что чеснок отгоняет вампиров, самими вампирами и распространяется. Просто они его издавна выращивают и продают.…

  • Власть хлеба над мясом

    То, насколько западная гастрономическая культура хлебоцетрична, лучше всего демонстрирует не хруст французской булки, а технологии быстрой еды. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments